Собственность леди Картар | Cтраница 36

— Что ты сначала появился, сорвал мне всю операцию, рассекретил нас, а теперь ещё и смотришь на меня так, будто это я во всём виновата.

С его стороны самым благоразумным было бы тут же раскаяться, признать свою вину и попытаться загладить оплошность. Ужином, например. Но вместо этого он поступил совершенно иным образом: оставил попытки оттащить меня подальше, сел на корточки, возмущенно посмотрел мне в глаза и выдал:

— Это ты во всём виновата.

Благоразумие не позволило мне мгновенно вскочить на ноги, гордость запретила вопить «Я?!», поэтому я лишь сложила руки на груди и буднично попросила:

— Уточните обвинение.

Это просто любимое начальство научило вначале отбиваться, а уже потом думать о том, в чём меня обвиняли. Вначале своей деятельности я ещё получала выговоры, а потом научилась мастерски отбиваться от всего. Даже от того, в чём я действительно была виновата.

Невнятное бормотание было мне единственным ответом, потому что сделать что-либо ещё Аксэль попросту не успел. Одинокая стрела со свистом пролетела мимо его головы, скрывшись где-то в темноте и так никого и не зацепив.

Ну, кроме светлых чувств мгновенно разозлившегося эймота, что, нехорошо прищурившись, создал горящий и пульсирующий шар, рассекающий темноту тёмно-рыжим свечением, и совершенно случайно уронил его вниз.

Секунду ничего не происходило, а затем прогремел уже третий по счёту взрыв. Кто-то закричал, захрустело дерево, загудела призываемая магия!

— Ладно, можешь звать их, — щедро разрешила я, перебарывая желание свеситься вниз и посмотреть на результат мужской злости.

— Кого? — Не понял он, глянув на меня так, будто страстно желал выкинуть куда-нибудь в море со своих островов.

И я честно понимала его желание, но помогать ничем не собиралась. Странное дело: мне даже немного нравилось чуть-чуть над ним издеваться.

— Свою армию, — спокойно пояснила в ответ, — потому что, думается мне, вдвоём мы с тобой много дел тут не наделаем.

Вот если бы кое-кто нас не рассекретил… Впрочем, бессмысленно страдать из-за того, что уже произошло. Ошибся — исправляй.

— Они не придут, — помедлив, скривился Аксэль, словно от сильной боли.

Сесть всё же пришлось, хоть на меня после этого посмотрели с искренним возмущением.

— Как это не придут? — Не поверила я, неприятно удивившись. — Они тебе подчиняются?

— Да, — прозвучало уже твёрже и увереннее.

— Тогда за какой Тьмой они смеют тебе не подчиняться?

— Ты не понимаешь, — покачав головой, вздохнул он. — Это религия, в ней нет ни приказов, ни даже родственных связей.

— Значит, это плохая религия, — решила я. — У вас детей крадут, убивают, кого хотят, а вы ничего не собираетесь с этим делать. Аксэль, это глупо.

— Арвэн, ты не могла бы не лезть в нашу религию? — С плохо скрываемым порыкиванием попросил он.

— Могла бы, — я даже кивнула, — если бы твоя религия не убивала моих напарников и не мешала проведению нашей операции. Если ты забыл, то это именно вы с Аэром попросили о помощи.

Маьяис снова скривился, глянул на край крыши, где до сих пор так никто и не появился, затем вновь посмотрел на меня и ответил:

— Я был против. Не хотел, чтобы к этому притянули кого-то постороннего. Но ваша первая экспедиция погибла ещё по пути к нам, а потом все остальные решили, что это уже дело чести — разобраться и отомстить.

— Погоди-ка, — настал мой черед что-то недопонимать, — вы разве не посылали сигнал о помощи третьего уровня опасности?

Спросила и сама себе тут же ответила: посылали. Иначе наше управление ни за что не стало бы с ними связываться.

Однако хмурый непонимающий взгляд Аксэля заставил мою уверенность ощутимо пошатнуться.

— Думаешь, нам тут делать больше нечего? Со своими проблемами я предпочитаю справляться самостоятельно, а не просить о помощи у первых попавшихся… пусть будет личностей.

Врёт. Сигнал о помощи точно был, он просто не мог не быть! Но… смысл ему врать?

Однако спросить об этом я попросту не успела, как и сам Аксэль не успел сказать что-либо ещё.

Затянувшееся внизу молчание привлекло наше внимание только лишь сейчас, а уже через секунду в ночи прозвучал чей-то тихий испуганный голосом:

— Аксэль?

Явно женский, принадлежащий ещё совсем ребёнку, звонкий и дрожащий.

Голос, что заставил злого мужчину мгновенно окаменеть, медленно повернуть голову на звук и застыть на месте.

— Аксэль, — повторил голос, — это ты?

Хоть мы с ним и не были долго знакомы, таким я увидела его впервые. Да и, если честно, лучше бы не видела. Серьёзный решительный мужчина в одно мгновение превратился в уязвлённого, даже испуганного, замершего в нерешительности. Его побледневшее лицо вытянулось, глаза округлились и взгляд начал косить к краю крыши, туда, где слышался голос.

А невидимая мне девушка, будто издеваясь, сквозь едва сдерживаемые рыдания позвала вновь:

— Аксэль!

А я… я поняла, что я очень глупая. Вот так просто, не зная вообще ничего, вмешиваться в чужую религию…

Но я всё же сделала это.

Дёрнула за руку начавшего медленно наклоняться к краю Мьяриса, заставив его сидеть на месте, и поднялась сама, молясь Тьме, чтобы в меня вдруг не начали стрелять.

— Э, здрасти, — бросила сверху вниз, осторожно заглядывая на землю, где среди полудесятка тёмных фигур ярко выделялась одна.

Восемнадцать

Она была маленькой, и это первое, что я поняла. Очень маленькой, лет десяти. Босиком, в белой потрёпанной ночнушке, с распущенными запутавшимися тёмными волосами. Она стояла, окруженная храмовниками, и не смогла сдержать разочарованных и испуганных слёз, когда вместо Аксэля Мьяриса ей навстречу выглянула я.

Опасность — испуганный ребёнок — я. Исход был предрешен с самого начала.

Вся проблема в том, что при виде попавших в беду детей у меня напрочь отключается мозг. Я не знаю, с чем это связано, но от мысли, что беззащитные маленькие создания нуждаются в помощи, меня начинает откровенно трясти.

Если другие отказываются им помогать, то почему я не могу попробовать?

Я поняла, что призываю портал, только когда незнакомая мне малышка практически полностью провалилась в него. В следующее мгновение в руках храмовников засветились арбалеты, ещё через миг в мою сторону устремилось пять ядовитых стрел.

И ни одна из них не успела даже подлететь, остановленная засиявшим вокруг меня порталом. И вот этот призвала не я.

В просторном холле государственного дворца мы с Мьярисом вывалились одновременно. Интересно, как он узнал, что именно сюда я перенесла малышку? Впрочем, это неважно.