Собственность леди Картар | Cтраница 10

Разнёсшийся по улицам крик сестры придал мне удивительную силу и скорость. Да я сама удивилась, когда парой точных ударов в болевые точки отправила Фориса в сонное блаженство. Он хоть и был у них негласным главарём, но правило «завали самого сильного и живи себе спокойно» в данном случае не работало. Я ж говорю, мозги давно у всех отсохли, а что осталось, так тем не пользуются.

Родж из них из всех был самым большим и эмоционально нестабильным, поэтому я просто пригнулась, уходя от его атаки, а затем, оказавшись сзади, придала ему ускорения ударом ноги в спину. Зная, что ему не составит труда ухватиться за выступ крыши, резко обернулась к двум оставшимся противникам, не намереваясь тратить своего времени.

Но тут случилось кое-что непредвиденное.

— Что здесь происходит? — Пророкотала эта непредвиденность громким, сильным, хорошо поставленным голосом на, кажется, половину острова.

И всё изменилось в одно мгновение.

Расслабились и потеряли всю воинственность экстремалы передо мной, запрыгнул и сел на крышу, свесив ноги вниз, Родж. И все трое совершенно невинно, а в чём-то даже вопросительно и непонимающе посмотрели на зависшего прямо в воздухе Мьяриса.

И ничего удивительного в их поведении не было: нас, Теней, воспитывали как семью, хоть и не очень удачно. А в семье, особенно той, что сила и мощь целой страны, всё как? Правильно, у них всё паршиво, но при этом все вокруг уверены, что дружнее и сплоченнее никого в мире не существует. Все разногласия, ссоры, обиды и недопонимания остаются внутри этой семьи, не выходя на всеобщее обозрение.

Поэтому, если Королевские Тени что-то не поделили между собой, это остаётся только их проблемой, никто посторонний об этом знать не должен.

— А что происходит? — Натурально удивился Эшер, вскидывая брови.

И даже не поморщился, урод, хотя вот он — порез над его левой бровью по лбу вверх, к линии роста волос, который лично я оставила, когда он на меня бросился. Вообще в глаз целилась, но он увернулся.

Мрачный, как сгущающиеся на небесах тучи, мужчина окинул неприязненным взглядом каждого из нас, отдельное внимание уделил рассеченному лбу Эшера, моей треснувшей и кровоточащей скуле, бессознательному Форису, бледной от ужаса Арлим…

В итоге у Арлим и спросил:

— Вам требуется защита?

И вот странно, что он это в принципе предложил. Казалось бы, мы тут в качестве дипломатов другой страны, им до наших разборок дела вообще никакого не должно быть. Но им почему-то дело как раз есть.

И вот вопрос: во что выльется эта защита?

Чисто из любопытства можно было бы согласиться, но: предложение поступило Арлим. Я сама — пожалуйста, делайте что хотите, но рисковать сестрой я не позволю.

Поэтому, разбежавшись, перепрыгнула на соседнюю крышу и встала рядом с ней, переплетая пальцы наших рук. Арли такая же мерзлячка, как и я, поэтому я вот вообще не удивилась её ледяным рукам.

— Спасибо, — улыбнулась мрачному Мьярису, неосознанно задвигая сестру за спину в попытке оградить от всех возможных опасностей, — нам ваша помощь не требуется.

— У вас, может, случилось что? — Перетянул тут же внимание на себя Родж.

Мужчина же на него даже не взглянул. На Арлим он тоже больше не смотрел, теперь всё его внимание было сосредоточено на мне.

— Если по вашей вине пострадает хоть один житель Кормэйа, я вышвырну вас с острова в тот же миг, — проговорил он вроде бы спокойно, но при этом неотрывно глядя чётко на меня.

Он даже не моргал. И не то, чтобы меня его слова заинтересовали или испугали, я просто неотрывно смотрела на него в ответ, всё ожидая, когда же у него глаза слезиться начнут. Ведь если долго не моргать, глаза слезятся. А у него не слезились. Странно.

— Что вы делаете? — Не выдержал он в итоге первым, недовольно поджав губы.

— Жду, — отозвалась я, действительно ожидая, уверенная в том, что вот сейчас-то его глаза точно заблестят.

Но они не блестели! Почему он не плачет? Я, конечно, понимаю — взрослые мужики не плачут, но это же особенность нашего организма!

— Чего ждёте? — Раздражение в его голосе удивительным образом многократно усилилось.

— Пока вы заплачете, — не видела я смысла скрывать.

И… он моргнул. Удивленно так. А потом резко прищурился, сжал зубы до проступивших на щеках желваков, окинул меня полным ненависти взглядом и уведомил:

— Вы не настолько убого выглядите, — было его вердиктом.

И хорошо же с одной стороны: мне только что сделали комплимент. Но всё же:

— Тогда вам стоит взглянуть в зеркало, — внимательно его осмотреть, вежливо поведала.

У Мьяриса дрогнули крылья носа, а в воздухе отчётливо запахло солоноватой магией. Интересно, сдержится или нет? А если нападёт, я успею выстроить достаточно сильный щит, чтобы тот сдержал удар? Ой, сомневаюсь… поэтому создавать плетение начала сразу.

— Настоятельно рекомендую вам принять мою защиту, — нужно отдать ему должное, собственный голос он контролировал отлично, тот только разве что стал немного ощутимее рычать.

Подумав, спросила:

— Существует такая опасность, от которой нас спасёте вы, но не смогу спасти я?

Спрашивала без гордости и превосходства, чисто профессиональный интерес. Потому что, если такая опасность действительно существует, мне нужно убедиться, что я не смогу справиться с ней самостоятельно, а уже потом прибегать к помощи более сильных и опытных.

— Есть, — подтвердил мужчина, а в ответ на мой заинтересованный взгляд открыл рядом с нами портал и отозвался: — я.

И в портал меня утаскивала Арлим, потому что я сама была слишком занята пристальным осмотром Мьяриса. Более того, я была уверена, что он мне только что нагло наврал! Да, сильный маг, ещё и, кажется, на высоком положении в Кормэйе, но он — та самая опасность, с которой я бы не справилась? Серьёзно? Это он только что так красиво угрожал?

К сожалению, узнать это возможности не было, потому что Арлим меня всё-таки утащила. Нужно заметить, что я не особо и сопротивлялась, но всё же…

— Надо валить, — едва мы остались одни в какой-то светлой комнате, решила я, разворачиваясь и притягивая к себе сестрёнку.

— Я скучала, — обнимая меня в ответ, уткнулась она носом куда-то под шею.

Внутри закололо сожаление, а ужасные мысли о том, что было бы, не доплыви она до островов, пришлось прогонять из сознания жестокими пинками.

Нужно было давно начать готовить её к поступлению в Королевские Тени. У неё была бы полная неприкосновенность у всех наших властей, кроме Королевского Союза, государственное обеспечение, иммунитет на политические и родовые браки… у неё много чего было бы.

Но мама запрещала мне втягивать Арли в это. Мама хотела, чтобы она поступила в Институт для настоящих леди, чтобы научилась вести домашние дела, чтобы вышла замуж и не знала бед. Мама не хотела переживать за ещё одну дочь.