Сборник произведений похожий на книгу - „Лиловый рай. Роман. Том первый“ содержанием, для дальнейшего чтения на сайте

Лиловый рай. Роман. Том первый | Cтраница 47

– Не думай, что я ничего не замечал. Ты же всегда обламывался во время свиданок. Всегда. Теперь сможешь наконец вздохнуть свободно. И поручи своей мамаше найти тебе подходящую тёлочку. Желательно бедрастую, и чтобы с сиськами, как наливные яблочки.

На этих словах Мигель крутанул головой.

– Ух, у меня даже встал, когда я представил себе, какая она будет вкусненькая, – добавил он, причмокнув от удовольствия, и, весело взглянув на Панчито, поинтересовался:

– А у тебя встал?

И внезапно протянул руку и так сильно схватил Панчито за причинное место, что тот охнул от боли.

– Так я и знал, – с досадой крякнул Мигель и разразился гневной тирадой: – Панчо, что за медуза в твоих штанах? И это ты называешь хуем? Болван, ты же ни одну бабу возле себя не удержишь. Они же сбегут от тебя к первому встречному. Я не знаю, ну подлечись, что ли… Я и денег тебе дам на доктора, мне для друга ничего не жалко. Так же нельзя жить, чёрт возьми!

Он сделал глубокий вдох и вновь сосредоточился на жужжащей в углу стекла мухе.

– Я собираюсь начать новую жизнь, Панчо, – сказал он. – И дело не в том, что ты мне надоел или ещё что-то эдакое, нет. Просто надо прекращать. Понимаешь?

– А почему ты так уверен в том, что тебе отдадут мальчика? – спросил Панчито.

Заданный вопрос, при всей его закономерности, а скорее, именно из-за неё, немедленно вывел Мигеля из себя.

– Какого чёрта ты тут разболтался, мать твою?! – заорал он, стукнув кулаком по широкому ложу автомобильной панели и брызгая слюной во все стороны. – Знай своё дело, крути баранку, если ты шофёр, если нет – катись отсюда ко всем чертям!

Панчито промолчал. Он хорошо изучил характер хозяина и знал, что самым благоразумным для него будет подождать, пока Мигель выпустит пар.

– Меня совершенно, слышишь, совершенно не интересует твоё мнение! – с яростью кричал Мигель. – Я в этой жизни кое-чего добился сам, без подсказок! И не такие дела выруливал, так что не тебе меня учить! Что?! Не слышу! Что это ты там бормочешь?!

– Прости, я не хотел… И я не понял, чего именно ты хочешь – усыновить его или…

– Плевать мне на твоё «прости», понял?! И это не твоё дело, что я собираюсь с ним делать! Иди к чертям отсюда! Вон! Слышишь?! Вон пошёл! Вон!

Панчито выскочил из машины, прищемил палец закрывшейся дверцей и, встряхивая ноющей от боли рукой, ушёл, выворачивая при походке наружу носки светлых туфель и прикидывая, как надолго хватит гневного запала Мигеля.

Он знал, что хозяин не умеет долго держать зла.

IV
IV
IV
IV

Так и вышло. Через полчаса Панчито услышал за окном характерный звук тормозов, а следом нетерпеливо загудел клаксон.

Глянув сквозь дешёвые кружевные занавески в окно и заметив в тусклом свете освещавшего дорогу фонаря знакомый ярко-красный автомобиль, он выбежал на улицу и чуть не столкнулся с поджидавшим прямо за калиткой Мигелем.

– Больше не выводи меня из себя, парень, ладно? – примирительным тоном заговорил Мигель. – Я и так весь на нервах, а ещё ты тут со своими дурацкими вопросами. Я сегодня уже во второй раз перед тобой извиняюсь, заметил? Видишь, как ты дорог мне?

Заметив кривую улыбку на лице Панчито, он наклонился к его уху и прошептал:

– Но трахать я тебя больше не буду. И не надейся.

Затем заговорил в полный голос:

– Завтра, в шесть утра, чтобы как штык у меня. Плевать, что автобус может опоздать. Приедешь на такси. И да, вот, возьми денег. За труды. Ха-ха, ты ведь славно потрудился сегодня.

Панчито посмотрел на протянутую к нему руку с зажатыми в ней банкнотами, но даже не пошевелился.

– Чего уставился? Бери!

– Два дня назад ты уже дал мне денег. А насчёт гринго определись, а то непонятно – то ли ты его хочешь, то ли ты его усыновляешь? – И, не дожидаясь ответа, развернулся и ушёл в дом. И сидел, уставившись в одну точку, на жёсткой банкетке у входа, пока от долгой неподвижности не взбунтовалась сутулая спина.

Остров
I
I
I
I

– Джан, ты помнишь наш разговор? Нет, ты помнишь, чёрт тебя дери, как я обещал, что буду иметь свой остров? И яхту возле него тоже обещал. Вот, смотри. Это – остров. А место, где мы с тобой находимся, – моя вилла на нём. А во-о-он там – моя яхта. Видишь её? И в денежном эквиваленте она стоит не меньше, чем моя другая яхта, там, на материке, и уж точно не меньше, чем все эти плавучие памятники дешёвому тщеславию, которыми переполнены мировые гавани. Я не гоняюсь за размерами или за параноидальной безопасностью. Мне это не нужно. Зато какие у малышки ходовые, м-м-м. А дизайн? Мать твою, какой у неё дизайн! Безумно элегантный и очень-очень дорогой. Моя малышка – настоящая леди. Я не потерпел бы простолюдинку, ха-ха-ха.

Стив и Джанни разговаривали, стоя на мраморной террасе огромной виллы, которую он выстроил в точном соответствии со своими давнишними мечтами на четырнадцатом году совместной с Маршей жизни.

Осуществить мечту молодости и при этом скрыть факт строительства от семьи и общества было непросто. Надо было приобрести участок суши так далеко от большого мира, чтобы найти его можно было лишь при помощи специальных знаний, а не простым кликом в Интернете или запросом в туристическом агентстве. В то же время участок должен был отвечать целому ряду условий по местоположению, климату, масштабам и экологической безопасности, которой Стив с некоторых пор стал придавать первостепенное значение, и парням из агентства пришлось перерыть всю центральную часть Мирового океана в поисках отвечающего запросу участка, пока они не нашли именно то, что хотел Стив.

Будущий остров мечты входил в состав растянутого на много сотен миль, лишённого природных красот архипелага в центральной части Атлантики и был вторым по величине среди остальных ста двадцати островов и островков, многие из которых даже островками можно было назвать лишь с большой натяжкой.

Заселён архипелаг был частично, зато имел некое подобие государственности, на деле сводившейся к управлению несколькими рыбацкими посёлками и деревнями из единого административного центра, наличию резиденции местного правителя и гордости аборигенов – маленькому аэропорту на одну взлётную полосу.

Благодаря мягкому субтропическому климату, обеспеченному сложным слиянием в местных водах двух противоположных по направлению и температуре течений, архипелаг мог бы обладать всеми признаками океанских райских кущ и привлекать массу туристов, если бы не два обстоятельства, которые как раз и понравились Стиву.

Во-первых, архипелаг был сильно удалён от материковых зон как Старого, так и Нового Света.

Во-вторых, он был не интересен ни с точки зрения ландшафтных красот, ни с любой другой точки зрения, включая полезные ископаемые, вернее, полное их отсутствие. Даже учёным не особенно было что искать здесь, на полуголых или совсем голых вершинах прятавшегося в толще воды подводного хребта. К тому же скалы-острова находились на значительном расстоянии друг от друга и были лишены флоры и фауны, если не считать пролетавших мимо альбатросов и зажатых на узких полосках пляжей чахлых пальмовых рощиц – немых свидетелей былых попыток колонизации.