Лиловый рай. Роман. Том первый | Cтраница 38

Ух-х-х!..

Майкл взлетел, ловко повернулся корпусом в воздухе… и…

Ух-х-х!..

…приземлился обратно.

Ему очень хотелось повторить в кратком мгновении взлёта те ощущения, которые он испытывал в своих видениях, но, сколько он ни старался, ничего не получалось. То ли мгновения были краткими и Майкл не успевал насладиться возникающей в момент разрыва с земным притяжением лёгкостью тела, то ли нужно было больше тренироваться, дабы достичь её, – было непонятно.

Вновь вскочив на скейт, он повторил упражнение по взлёту. Затем повторил ещё. И ещё.

А потом неожиданно расхотелось кататься. Голова начала тяжелеть и вскоре стала такой тяжёлой, что Майкл испугался, что просто упадёт. Он отбросил скейт, присел на край трамплина в ожидании, что голову отпустит и ему станет лучше, и отключился.

II
II
II
II

На этот раз всё выглядело немного иначе. Будто Майкл попал в то же место, но в ночное время.

Он полетел наугад, или ему казалось, что он летит, во всяком случае, он отчётливо слышал шум ветра в ушах.

Стало светлеть, и тьма приняла отчётливый лиловый оттенок, который становился всё тоньше и прозрачнее, и вдруг сразу во все стороны помчались мощные потоки света, исходившие от лилового солнца, которого Майкл не видел, но о котором знал почему-то, что оно есть.

А ещё через мгновение лиловый мир распахнул перед ним свои грандиозные объятия.

Он поискал глазами Тересу и сильно обрадовался, увидев её.

Как и в прошлый раз, Тереса стояла внизу, с правой стороны от Майкла, одновременно далеко и близко от него, на плотно утрамбованной земляной поляне без травы. Он только хотел приветственно махнуть ей рукой, как заметил, что Тереса на поляне не одна. Чуть поодаль от неё стояла женщина. Майкл вгляделся в неё и несказанно удивился не тому, что узнал, а тому, что все его прежние ощущения, быстрые, смазанные, в которых ему позади Тересы виделась толпа, полная знакомых силуэтов, сегодня подтвердились со всей возможной чёткостью.

Будто кто-то неведомый снял с поляны невидимую завесу, и ему открылось её содержимое. Неприятное, отталкивающее и некрасивое. Зачем ему видеть их? Таких уродливых в своём потерянном одиночестве?

Да, он был прав. Это Инес. Стоит за спиной Тересы и тоже смотрит на него. Или нет, не смотрит. То есть смотрит, но явно не видит. Странно. Тереса видит Майкла, а Инес нет. А это кто рядом с ней? Это Гонсало! И падре Мануэль! И ещё какой-то человек, молодой и худой, с чёрными блестящими волосами. Да и за ним ещё кто-то…

И правда, неподалёку от худого молодца, ссутулившись, будто несла на плечах тяжёлую ношу, стояла ещё одна женщина, худая, средних лет, с неулыбчивым лицом и жилистыми, обутыми в туфли с лакированными пряжками ногами.

Он летал в синеве и лиловых лучах невидимого солнца и пристально всматривался в людей на поляне.

Тересита улыбалась в ответ и махала рукой. Молодая, красивая, похудевшая. В точности как на старых фотографиях, только ещё лучше.

Он махнул ей, и Тереса радостно замахала в ответ. Как странно ведут себя Гонсало и Инес! Они точно не видят его. И падре Мануэль сник, будто из него разом выпустили воздух. А худая женщина и парень с прилизанными волосами даже не пошевелились.

Вы кто вообще? Я не хочу вас.

III
III
III
III

– Сеньора Тереса, сеньора Тереса! Бегите скорее сюда!

Услышав крики, Тереса и Сэльма бросили все дела и выскочили через заднюю дверь кухни во двор, где увидели спешащего к ним Хесуса.

На руках Хесус нёс Майкла, находившегося в глубоком обмороке, и Тереса почему-то совсем не к месту вспомнила недавний обморок падре Мануэля. У того тоже была вялость в теле, когда он лежал, распластанный, на полу.

«Вот ещё! – подумала она, спеша навстречу Хесусу. – Что это ещё за обмороки! Надо бы к врачу Мигелито сводить!»

Она приказала Сэльме сбегать в дом за аптечкой, цыкнула на выскочивших служанок, чтобы не паниковали, и, приняв Майкла из рук Хесуса, только двинулась в сторону дома, как на возникший шум на крыльцо дома выскочила Инес, которая именно сегодня проспала, чего за ней не водилось уже много лет.

Голос Хесуса Инес услышала практически сквозь сон и тут же поняла, что в доме что-то произошло. И выскочила наружу, как была. Босая и в ночной сорочке.

– Что ты сделала с ребёнком?! – с ходу закричала она. – Что ты с ним сделала, ведьма?!

– Успоко… – попыталась было урезонить её Тереса, но Инес не стала слушать, а, словно тигрица, бросилась к Тересе и попыталась отобрать у неё Майкла.

Тересе пришлось оттолкнуть её, но Инес вновь бросилась в атаку и больно схватила Тересу за руку.

Короткая схватка между ними закончилась победой Тересы, воспользовавшейся тем, что Инес запуталась в полах длинной ночной сорочки. Она вырвалась из цепких объятий соперницы и почти бегом занесла Майкла в дом, где он и очнулся.

– Мамита, ты здесь, – обрадовался он, увидев Тересу, обнял её за шею и, явно нервничая, зашептал: – Не отпускай меня туда, мне там не нравится.

– Не отпущу, Мигелито, – еле сдерживаясь, чтобы не расплакаться, обещала Тереса. – Нипочём не отпущу!

Она спешила уединиться с ним как можно дальше от всех этих людей, растерянно смотревших им вслед. Скорее, пока они не очнулись, не начали галдеть и делать много лишних движений.

Скорее, чтобы не слышать этот визгливый голос.

Только бы не слышать этот голос!

– Я хочу спать. Я устал. Мне даже не хочется ходить, вот посмотри, какие ноги слабые стали.

Он на ходу попытался показать Тересе свои ноги, попеременно задирая их.

«Только бы не зареветь… Только бы не заре… Смотри не испугай ребёнка, безмозглая свинья, сонная муха, безголовая индюшка!»

Тереса повторяла все известные ей уничижительные слова в свой адрес, потому что считала, что заслужила их. Мысли в голове от волнения смешались, и Тереса вдруг вспомнила похлёбку, которую варит Сэльма.

«Вкусная похлёбка. Её ещё любит Гонсало. И дети его тоже любили… Дело в том, что Сэльма добавляет в неё пряность… Пресвятая Дева, о чём это я? Какая похлёбка, совсем ты с ума сошла, Тереса Кастилья? Да, ты сумасшедшая, права ведьма, не можешь ты смотреть за ребёнком. Иди давай прямиком на кладбище, туда тебе самая дорога!»

Она положила ещё слабого Майкла на кровать, скинула на пол его кеды, а сама всё никак не могла остановиться. Мельтешила, суетилась, даже опустилась на колени и заглянула под кровать, будто потеряла что-то важное, но забыла, что именно. Уставилась на букашку, медленно ползущую по своим делам по гладкому деревянному полу. Спросила себя, куда она ползёт. Не найдя ответа, вылезла из-под кровати и обнаружила, что Майкл уже не лежит, а сидит и внимательно наблюдает за ней.