Лиловый рай. Роман. Том первый | Cтраница 125

– Да, Барт, – не оборачиваясь, сказал Боб. – Не переживай. Всё будет тип-топ.

В свою очередь, Джейн тоже чувствовала что-то, чему не могла найти объяснения.

– Мне кажется, они все как-то странно притихли, Барт, – сказала она, уже ложась в постель. – Не нравится мне это. Как бы чего не надумали эти бандиты.

– Всё под контролем, детка, – ответил ей Барт своей любимой фразой. – Всё под контролем. Не переживай. Твой муженёк держит ситуацию в кулаке.

И он показал ей крепко сжатый литой кулак.

– Идиот, – пробормотала она.

– Сучка, – пробормотал он в ответ.

V
V
V
V

Они выехали в половине пятого утра, когда на востоке только заалел первый предвестник зари.

Охранять школу остались двое из пятерых охранников, так как накануне Барту срочно понадобилось приобрести в городе два новых холодильника. В принципе, можно было взять с собой только Громилу Джо, отличавшегося большей принципиальностью, чем остальные, но тогда пришлось бы придумывать причину, а, кроме покупки холодильников, Барту в голову так ничего и не пришло.

– Поедете со мной в город, парни, – распорядился он. – Я не хочу, чтобы компания привозила мне холодильники. Мне не нужны здесь чьи-то рожи в комбинезонах, поэтому мы всё сделаем сами. А вы сможете развеяться в баре, пока будете ждать меня и Джейн.

Оставшиеся охранники были в курсе намечавшейся потасовки, и, как только джип Барта скрылся за воротами, Боб зашёл в наполненное кислым запахом немытого тела помещение, где они коротали служебное время, молча положил на стол две стодолларовые купюры и предложил им холодного пива и травы.

Никто из них так и не произнёс ни слова.

После молчаливого общения с охраной Боб вышел на середину двора. Это был условный сигнал, и наблюдавшие из окна участники будущей драки тут же спустились вниз и разделились на две группы.

Группа Мартышки Нила была явно больше группы Боба, но не имела при этом особенных преимуществ в силу более младшего возраста её участников.

В группе Боба собрались главные отморозки школы. Те, кому уже точно нечего было терять.

«Мои головорезы», – называл их сам Боб, и он же, сразу взяв инициативу свои в руки, объявил о начале драки.

– Так, девочки, вы уже в курсе того, как надо себя вести? Барт спустит с меня шкуру за огнестрел или проломленный череп, а я потом спущу шкуру с вас, – громко крикнул он в собравшуюся толпу.

– Это я буду спускать с них шкуру, а ты покуришь в сторонке, еблан, – напомнил о себе Мартышка Нил.

– Соси банан в своём углу, Мартышка, – спокойно парировал Боб. – Все знают, что я имею прямые полномочия от Барта, поэтому не воняй тут, понял?

– Сам не воня… – попытался возразить Нил, но Боб решительно прервал его: – Выясняем отношения в честном поединке. Мы же джедаи, ха-ха-ха. Особенно осторожно обращайтесь с дубинками и штакетинами. Они, как известно, легко ломают черепушку, поэтому бить ими можно везде, кроме головы. А лучше всего биться по чесноку – на кулаках. Можно усилить кулаки кастетами, если вы умеете с ними обращаться, конечно. Вы поняли меня, парни?

– Тебе уже кое-кто дал хороший урок с битой, – вставил Мартышка Нил под одобрительный гогот своей группы.

– Так вы поняли меня, парни? – делая вид, что не слышит реплики Нила, громко повторил Боб.

– Да-а-а-а-а, – нестройным хором ответили ему.

Все уже сбросили с себя ветровки, сорочки и майки. Многие подпрыгивали на месте и интенсивно махали кулаками. Оглядев готовую к битве толпу, Боб отошёл назад и занял удобную для наблюдения позицию. То же самое сделал явно подражавший ему Мартышка Нил.

– Поехали! – зычно крикнул Боб.

– Давайте, парни! – откликнулся Мартышка Нил. – Покажем им, кто здесь главный!

И группы двинулись друг на друга.

VI
VI
VI
VI

Когда во дворе поднялся шум, Майкл бегом спустился вниз.

Он не собирался принимать участие в драке, но и оставить неиспользованным такой шанс, чтобы поквитаться с Бобом за всё, что стало происходить в школе, не мог.

«Раз уж они всё равно дерутся, почему бы и мне не поучаствовать? – рассуждал он, когда узнал от Руиса о предстоящей битве за лидерство. – Боб, конечно, гнида, и всю школу перебаламутил, и Барту зад лижет, и вообще, мало я ему дал тогда по башке. Надо было его убить. Ну и что же, что мамита осудила бы меня за такие разговоры? Ты не понимаешь, мамита, я же живу в джунглях. Здесь все козлы, мамита, кроме Джейн, разумеется. Не осуждай меня. Я всего лишь борюсь за место под солнцем, и если не займу его – Барт и Боб сожрут меня. Остальных я не боюсь, мамита. Я и этих не боюсь, но их надо поставить на место. И сейчас, так уж сложилось, самое время».

После дежурных кличей, задиристых фраз и прочих, как правило, предшествующих любому сражению вызовов драка быстро развернулась во всю мощь заложенной в ней энергии и под доносившийся из вольера неистовый лай возбуждённых происходящим псов над двором зазвучал хриплый хор стонов, боевых возгласов, матерных выражений и криков боли и ярости.

Майклу надо было добраться до Боба сквозь массу участников драки, так как Боб стоял позади них и оттуда, подобно тренеру во время боксёрского поединка, криками давал необходимые указания. Тактика уходящего лидера разительно отличалась от поведения Мартышки Нила, давно бросившего стороннюю позицию и принимавшего в происходящем самое активное участие. Ни драться, ни побеждать Мартышка Нил не умел, зато старался изо всех сил, щедро раздавая во все стороны неточные тычки и удары. Из его разбитого уже кем-то носа текла кровь, но он, скорее всего, даже не замечал этого. Мартышка Нил знал, что драка – это возможность заявить о себе как о будущем лидере, и ему было не до мыслей о здоровье.

Из окон центрального корпуса следили за происходящим учителя и учащиеся младших классов, толпились отдельной группкой «красотки», и курил одну сигарету за другой равнодушный ко всему на свете, кроме лотерейных розыгрышей, школьный врач, незадолго до битвы получивший от Боба загодя переданную ему Бартом пачку купюр – взятку за молчание о последствиях.

Прикрывая голову руками, на одной из которых отливал холодным светом металла кастет, Майкл нырнул в гущу дерущихся и, продираясь сквозь неё, устремился в сторону Боба. Тёмная энергия битвы сразу взяла его в оборот, замелькали вокруг сжатые кулаки, заметались наносившие удары ноги, полилась кровь из рассечённых бровей и разбитых лиц, но Майкл, казалось, ничего не замечал. Уворачиваясь от ударов, он настойчиво продвигался к намеченной цели и вырос перед Бобом так внезапно, будто выскочил из преисподней. И тут же, не раздумывая, усиленной кастетом рукой нанёс ему удар в челюсть.

В ударе Майкла ещё не было силы взрослого мужчины, а была лишь подростковая отчаянная смелость, тем не менее это был достаточно точный, подкреплённый долгими тренировками удар, немедленно рассёкший противнику губу и часть подбородка.