Сборник произведений похожий на книгу - „Лиловый рай. Роман. Том первый“ содержанием, для дальнейшего чтения на сайте

Лиловый рай. Роман. Том первый | Cтраница 10

– Посмотрите, какой Гонсалито красавец, и по-английски умеет разговаривать. Пусть лопнут мои глаза, если я откажусь от него, – заявила она после первого же свидания с ним.

Родители Инес против замужества дочери не возражали и согласие на брак с Гонсало дали с облегчением, хотя жалели будущего зятя, так как знали, какие у их дочери тяжёлый нрав и недоброе сердце. Жалость вызвала желание компенсировать будущий урон психике зятя, и родители Инес не поскупились на приданое, в результате чего Гонсало стал владельцем весьма приличного земельного участка. Поместье располагалось на самом севере штата Коауила, и в нём было всё – и большой, просторный дом, и целый штат прислуги, и сады, и поля для возделывания кукурузы. В довершение к перечисленному Гонсало обзавёлся ещё и неплохим денежным довеском на банковском счету, и одним из приграничных королей наркотрафика, доном Гаэлем, в качестве кузена со стороны Инес.

Достаток и имущество Гонсало принял как нечто само собой разумеющееся, а возможность жить ничего не делая очень быстро счёл наградой за то, что женился на Инес, ведь отношения между мужем и женой так и не сложились. Каждый раз, когда Гонсало одной ручищей прижимал к себе крепкое тело жены, а другой мял большую и сочную грудь, Инес охватывала невыносимая истома, её рот наполнялся слюной, соски напрягались, низ живота начинал призывно ныть, а трусы становились мокрыми, будто она обмочилась. Инес начинала утробно стонать, а если объятия получали продолжение, стоны переходили в подвывания, коробившие Гонсало до такой степени, что ему приходилось прилагать массу усилий, дабы, не опозорившись, довести начатое дело до конца.

Что сбывается в браке, если двое любят друг друга? В сущности, самая малость. Желание быть естественными друг с другом. А если один из них не любит? Тогда естественность гибнет, ведь она – капризное создание и выживает лишь при обоюдном согласии. И ничего тут, как говорится, не поделаешь.

V
V
V
V

Гонсало понял, что не любит Инес, уже через два месяца после женитьбы. А ещё через два дня после озарившего его понимания Тереса была перевезена в поместье из отцовского дома.

– Моей мамите надо жить здесь, и я без неё не могу, – глядя прямо в угольно-чёрные глаза жены, заявил он.

Инес упрямо сжала губы, но Гонсало не отвёл глаз, пока она не кивнула в знак согласия, и с тех пор Тереса стала такой же полноправной хозяйкой в поместье, как и Инес.

У Тересы хватило ума не лезть в жизнь супругов, да и общалась она только со слугами и с Гонсало, и практически нет – с невесткой. Пользы от приёмной матери Гонсало было много, начиная от присмотра за родившимися подряд тремя детьми и заканчивая хлопотами по хозяйству. Тереса вела хозяйство наравне с Инес, железной рукой наводила порядок среди слуг и гоняла детей, которые её побаивались, что Тересу вполне устраивало. Она так и не смогла полюбить детей своего воспитанника от этой женщины.

Гонсало и Инес жили недружно и часто ссорились и дрались между собой, из-за чего Инес вечно ходила с синяками на лице, а у Гонсало на щеках появлялись сочные царапины, что случалось, как правило, на следующий день после его очередного загула.

Гулял же Гонсало много. И очень любил, выпив лишнего, подраться до залитой кровью рубахи и выбитых зубов.

Как правило, Тереса разнимала супругов и делала внушение Гонсало. Но и Инес умела поставить на место.

– Ты слишком ревнива, Инес, – выговаривала она ей после очередной ссоры. – Это не доведёт тебя до добра.

– Да чтоб он сдох, твой Гонсалито! – с чувством отвечала ей Инес.

Дружба
I
I
I
I

Столь желанное для Джанни сближение со Стивом произошло после ряда драматических обстоятельств, без которых неизвестно, как повернулась бы его собственная жизнь. От передозировки сильнодействующих лекарств умер его старший брат Чезаре, а ровно через десять дней после его гибели пропал без вести Франческо. Просто пропал, будто его никогда и не было. Даже пытки, которым по приказу дона Паоло подвергли его непутёвую подругу, ни к чему не привели. Девица явно знала не больше своих палачей, после суточного допроса её, уже фактически полуживую, просто тихо удавили, и, как и положено по старинному мафиозному обычаю, аккуратно закатали голое, исхудавшее от наркоты тело в бетонную плиту на ближайшей стройке. Трагедия с братьями обрушилась на Джанни, что называется, как снег на голову и одновременно поставила окончательную точку в сложной истории взаимоотношений с семьёй.

– Я возвращаюсь домой, а ты не трогаешь меня, – поставил он условие дону Паоло в телефонном разговоре. – Просто даёшь мне жить так, как я считаю нужным, и общаться с теми, кого я выберу сам.

– А что я получу в ответ?

– Я не буду воевать с тобой.

– Ради того, чтобы на это посмотреть, принимаю твои условия, парень, – сказал ему дон Паоло.

II
II
II
II

Новую жизнь Джанни начал с давно запланированного шага – завоевания доверия Стива. Надо было основательно постараться, чтобы добиться результата, и Джанни разработал для достижения цели настоящий план.

Он занялся спортом, вновь стал много читать, медитировал по утрам и каждый вечер перед сном молился за упокой души донны Франчески, не разрешая себе думать о ней в другое время дня или ночи. Не думать о матери было нелегко, но Джанни упорно тренировался, и вскоре у него стало получаться многое из задуманного: обрело хорошую форму тело, окреп дух, стали подчиняться воле мысли.

Скучавшие охранники то и дело видели младшенького Альдони спешащим в город на очередной сеанс к психоаналитику. Докладывали о передвижениях сына дону Паоло, но тот лишь пожимал узкими плечами и крутил пальцем у виска.

– Надо дать парню время. Пусть оклемается, – говорил он и выразительно разводил руками.

Стив в контакт с Джанни не вступал, если не считать коротких приветствий при встрече, но не мог не реагировать на изменения, которые зримо сопровождали каждое появление перед ним единственного наследника дона Паоло.

Однажды Стив поймал себя на мысли, что его что-то сильно напрягает в Джанни, и долго думал, что именно.

А потом его осенило.

У младшего Альдони было умное лицо.

«Ах ты, чёртов сукин сын! – корячась с железками в спортзале, думал о своём открытии Стив. – Книжки почитываешь и смотришь вдаль с таким выражением, что я умер бы от стыда, если бы был на твоём месте. Значит, мозгами обставить меня вздумал? Ну нет. Этот номер у тебя не пройдет, парень, я тебя и здесь обойду!»

Стив не то чтобы собирался соперничать. Младший Альдони был классическим слабаком и на роль соперника, конечно же, не тянул. Но Стива задевало, что Джанни, как говорили в доме дона Паоло, «чокнулся» на книгах. Любовь младшего Альдони к чтению была привычкой, которой Стив не обладал вовсе, но которой, как ни странно, желал обладать. Да и интуиция, уже тогда бывшая лучшим его оружием в борьбе за выживание, нашёптывала, что быть начитанным парнем – на самом деле очень круто. И так как в вопросах интеллекта Стив обставить Джанни не мог, он сделал то, о чём тот как раз и мечтал.