Призраки Орсини | Cтраница 61

Глава 11

«Ненавижу случайности. Это то, из-за чего меня когда-нибудь поймают. Ведь, несмотря на умный план и всевозможные предосторожности, в безумном мире хаотических сплетений всегда есть место для несчастных случаев!»

«Ненавижу случайности. Это то, из-за чего меня когда-нибудь поймают. Ведь, несмотря на умный план и всевозможные предосторожности, в безумном мире хаотических сплетений всегда есть место место для несчастных случаев!»

Джеффри Линдсей. «Декстер.»

Джеффри Линдсей. «Декстер. Джеффри Линдсей. «Декстер. »

Дино

Дино

Я собирался всего лишь передать Андреа документы на квартиру. Считал себя обязанным позаботиться о ее будущем, как сделал это год назад, договорившись о зачислении Андреа Памер в Колумбийский университет. С ее средним баллом и тестами, она бы не прошла туда даже на платной основе. И поскольку я был виновен в ее прогулах и проблемах в учебе, то решил сделать благородный жест. Я редко совершаю поступки, поступки с большой буквы П, но для Дреа мне захотелось сделать исключение. Так же и с квартирой. Мысль о том, что ей придется искать себе какую-нибудь дыру в Бруклине причиняла мне дискомфорт, и я решил помочь. Но когда увидел рядом с Андреа на безлюдной стоянке бывшего парня, меня перемкнуло. Он прикасался к ней так, словно имел право, словно они все еще хренова парочка влюбленных. Со мной впервые такое случилось.

Я хочу, чтобы вы меня правильно поняли, в моей жизни просто не было места ревности, и я даже не знал, что подобное чувство реально, считая его надуманным, как и многие другие человеческие страсти и страдания, без которых людям скучно жить. Я влюблялся не раз, и не помню в себе задатков собственника, что вполне объяснимо при моем образе жизни. Глупо требовать от людей того, чего сам дать не можешь. Но с Андреа с самого начала все пошло наперекосяк. Невозможно объяснить, что я чувствую, и почему впервые потерял контроль над ситуацией. Я могу сказать, что попытаюсь изменить ситуацию в корне, но не уверен, что получится. Мне не нравится происходящее. Стихийность мне не свойственна. Я терял голову, но не настолько. Бурные сцены ревности и разборки с соперниками никогда не присутствовали в моей жизни, я наблюдал за подобными страстями и даже становился их участником, когда играл на чувствах Лайтвуда. Мне же это было незнакомо. Мой опыт строился на череде потерь, которые меня ничему не научили. Я должен был стать неуязвимым для любви, однако, в реальности вышло иначе. Меня ошарашили гнев и желание уничтожить придурка Джека, я поддался эмоциям, на которые не имею права. Здравый смысл кричит, что я должен оставить ее, дать шанс на счастливое будущее, которое не может быть связано со мной. С кем угодно, но не со мной. Все, к чему я прикасаюсь, погибает. Я хочу для Андреа совсем другого, но эгоистическое желание обладать ею сильнее.

Андреа Памер наполняет мою жизнь красками, которых я раньше не замечал, и я не могу, не хочу сопротивляться своим чувствам. Даже если завтра нас ждет крах и хаос. Я не способен отказаться от нее. Любовь – эгоистичная сука, скажу я вам, и требует всегда больше, чем способна отдать.

***

Я захожу в офис Боско, когда мне поступает звонок из клиники, где лежит Антонио Ривьера. Его сердце остановилось несколько часов назад, и он унес в могилу то, что хотел мне сказать, но не успел. Известие не стало неожиданностью, четкая программа последующих действий начнется прямо сейчас.

В кабинете меня ждет сюрприз, в образе


Эмилии Ривьеры. В траурном черном платье, бледная и неестественно-печальная, она ждет меня, скромно устроившись на кожаном диване. Ее красота больше не производит на меня мощного эротического влияния. Она просто красивая дорогая шлюха, не более того. Но, конечно, Эмилия имеет право жить так, как ей хочется.

– Что ты здесь делаешь? Ты разве не должна заниматься похоронами и делать вид, что оплакиваешь старика? – резко спрашиваю я, вместо приветствия. Эмилия грациозно встает на ноги, вскидывая белокурую голову. Зеленые глаза пристально рассматривают меня, и, неожиданно для себя, я замечаю в них многочисленные оттенки боли. Она выглядит иначе. Является ли ее показная печаль и скорбь искренней, или это всего лишь маска? Только какой смысл разыгрывать для меня очередную роль.

– Мне не понравилось, как мы расстались в прошлый раз, – произносит она немного хриплым голосом, который вызывает во мне смешанные чувства. Я помню массу приятных моментов, связанных с этой женщиной, но точно знаю, что ни одного не хочу повторить.

– Это последнее, что должно тебя сейчас беспокоить. Возвращайся в Рим, – приказным тоном, произношу я.

– Полетели со мной, – мягко отвечает Эмилия, подходя ко мне почти вплотную. – Неужели небольшое недопонимание помешает нам быть вместе?

– Вместе? – снисходительно ухмыляюсь я. – Мы не были вместе. Приятно проводили время, но мне больше не интересно.

– Из-за этой девушки? – в глубине изумрудных глаз мелькает злость, которую Эм быстро прячет. Я отрицательно качаю головой.

– Она тут ни при чем.

– Ты лжешь.

– Я всегда лгу, Эмилия. И ты тоже.

– Мы похожи…

– Слишком.

– Я знаю, что Тони завещал мне свою долю в Изиде. Ты не можешь не считаться с его волей. Я все равно никуда не денусь.

– Почему же? – широко улыбаюсь, скользя по ней медленным взглядом. – Всегда есть выход из самых безвыходных ситуаций.

Эмилия бледнеет еще сильнее.

– Ты мне угрожаешь?

– Я хочу, чтобы ты отказалась от всего, на что имеешь право и уехала.

– Я дура, по-твоему? – воинственно вздернув подбородок, холодно спрашивает миссис Ривьера.

– Умная женщина последовала бы моего совету. Я полностью обеспечу тебя. Условия будут самыми выгодными.

– Я их не приму.

– Тогда у меня не останется выбора, – сообщаю я бесстрастно.

– Ты не Бог, Орсини. И ты не один управляешь конгломератом. Есть те, кто поддерживал Тони, и они на моей стороне.

– Это временно, Эм. Я смогу их убедить, что неподготовленная женщина, которая вышла за старика только ради его денег и власти, плохой кандидат в закулисные правители.

– Ты знаешь, что я умна, что могу быть не хуже тебя в управлении Изидой.

– Умна, не спорю, – соглашаюсь я, кивая головой. – Но ты импульсивна, как все женщины. Подвластна эмоциям и страстям.

– Я смогу держать себя в руках, если ты дашь мне шанс. Дино, я не собираюсь тебя уговаривать. Ты и так знаешь, на что я способна. Я пришла, чтобы выразить свое сожаление из-за безобразной сцены, которую я устроила в Болгарии. Ты имеешь право на личное пространство, и у меня нет на тебя никаких прав, но я хочу, чтобы они были. Позволь мне занять место Тони, и только ты будешь решать, что и как я буду делать.

– Ты делаешь мне предложение? – вскидываю брови, насмешливо глядя в лицо Эмилии. Уверен, что я понял ее правильно.

– Да, именно так. Я хочу быть с тобой. На любых условиях, – произносит она тихо. Ее глаза горят, и я вижу, что она искренна сейчас, как никогда. Но делать ее своей спутницей и незаменимой частью Изиды никогда не входило в мои планы, даже когда я был увлечен ею.