Сборник произведений похожий на книгу - „Выжженная земля“ содержанием, для дальнейшего чтения на сайте

Выжженная земля | Cтраница 85

«Быстро вниз!» – воскликнул Люциан. В предупреждениях я и так не нуждалась. Соскользнула, прыгнула и пустилась бежать. От запаха моей крови вампиры словно обезумели. Может, зрение у них и не приспособлено к дневному свету, зато обоняние работало отменно. Снова и снова они тянулись через дыры и трещины или разевали свои рты с острыми как бритва зубами прямо рядом со мной. Большая удача, что у меня получилось слезть с обломков, не получив других повреждений. Внизу я развернулась и приняла оборонительную стойку, на случай если одна из этих тварей собралась бы меня преследовать. Но вампиры не вылезли из надежной для них тьмы.

– Ты наверняка не поверишь, но я рада, что ты добралась до меня живой, Ари, – промурлыкала королева ведьм. Она изящно поднялась со своего бархатного трона. – С превеликим удовольствием убью тебя сама.

Глава 28 Кольцо королевы

Босые ступни Мары не производили ни единого звука на гладком мраморе. Лишь подол ее платья тихо шуршал.

– Что же вы сомневаетесь? – полюбопытствовала она и изобразила еле заметный жест, представляющий собой как приглашение, так и воплощение чистейшей чувственности. Прядь волос обвилась вокруг ее запястья – нежно, как ласка любимого. В тот же миг из рукава выскользнул серебряный клинок со светящейся гравировкой. – Даже не попытаетесь выяснить ничего про мою маленькую печать крови?

Королева ведьм прогуливалась возле нас, тщательно следя за тем, чтобы не покидать границ печати. Мы с Люцианом переместились к парку. Это хоть и была самая плохая позиция, чтобы защищаться, но, по крайней мере, из-за спины не выскочат вампиры.

– Хм, сдается мне, мы в тупике, – протянула демоница.

Что правда, то правда. Она не выйдет из своей суперсмертельной печати, а мы ни за что туда не зайдем.

– Ну, как хотите. Время на моей стороне.

Кушетка Мары проехалась по мраморному покрытию прямо до ее ног, и королева ведьм вновь грациозно на нее присела. Миндалевидные глаза устремили взгляд на бойню за нашими спинами. Я поборола желание обернуться через плечо. Узнай я, как дела у нашего войска, это точно меня отвлечет, а отвлечение – как раз то, что мне меньше всего нужно.

– Так ли это? – опасно тихо задал вопрос Люциан.

«Малышка, разворачивайся и уходи!»

У меня в голове замигали вопросительные знаки, но я без промедления сделала, как он говорил.

«Мне надо это понимать?» – спросила я, пока мы плечом к плечу направлялись к внешней печати.

– Что вы делаете? – резко прошипела нам вслед Мара.

– Убьем парочку ведьм, – просто ответил Люциан. – В конце концов, это не мы забились в дурацкую печать и поставили сами себе шах и мат.

мы

О, теперь я смекнула, что задумал Люциан. Он провоцировал Мару, чтобы она потеряла терпение и покинула Кольцо королевы. Да ради бога, я с радостью помогу.

– Она просто слишком тебя боится. Видимо, потому и устроила весь этот цирк, – добавила я специально погромче, чтобы расслышала королева ведьм. – Ясно же, что ей наплевать, сколько своих так называемых детей она обрекает на гибель. И брахионами тоже пожертвовала, глазом не моргнув.

Беззвездная мгла позади нас взорвалась. Люциан отдернул меня в сторону и в последнюю секунду раскрыл свою силу, отбивая удар Мары. Когда их магия врезалась друг в друга, возникшая энергетическая волна выдавила из моих легких весь кислород. Люциан не упал, но его чуть отодвинуло назад, а ботинки оставили глубокие борозды на лужайке. Однако с самой атакой он справился без проблем.

– Вы действительно полагаете, что так легко сможете вывести меня из себя? – процедила Мара. К тому моменту ее волосы и платье колыхались вокруг нее так, будто она стояла в центре торнадо.

– Ну, может, немножко, – спокойно ответил Люциан. – Для остального у нас есть кое-что посолиднее.

Он кивнул мне, а я нехотя дотянулась до сапога и извлекла медный кинжал. План мне до сих пор не нравился, но сейчас уж точно было неподходящее время его корректировать. Что ж, видимо, это тот случай, когда говорят: «Закрой глаза и ныряй».

Я демонстративно подняла вверх руку с клинком, чтобы Мара могла убедиться в его подлинности. Губы у нее скривились в ледяной усмешке.

– А вот это, мои дорогие, была тактическая ошибка!

Неожиданно ее сущность уплотнилась. По коже стекали тени, собираясь в сгусток темноты, и наконец ее сила выстрелила в небо. Как величественная колонна, она устремилась ввысь, пронзила полотно облаков, и по небосводу расползлась темнота. Несколько секунд – и над нами распростерлась ночь, черная как смоль. Теперь единственный свет излучали лишь сияющие печати и зеленый ведьмовской огонь.

Люциан чертыхнулся.

«Вот чего-то такого я и опасался».

Мне даже спрашивать не пришлось, что он имел в виду, потому что по бетону заскребли тысячи когтей.

– Вставайте же, дети мои! Принесите своей матери то, что она желает.

Из руин выползали темные фигуры. Щелкая зубами, они взяли след и бросились вперед. Сердце заколотилось. Я поспешно спрятала кинжал обратно в голенище сапога и вынула из ножен катану. Чем длиннее лезвие, тем на большем расстоянии от себя я смогу удерживать этих уродцев. Затем, встав спиной к спине с Люцианом, я поинтересовалась для проформы:

«Дай угадаю, что-нибудь наподобие защитного купола – не вариант?»

Я комаров-то до смерти ненавидела, а о более крупных кровопийцах уж и говорить нечего. Целая стая зомбиподобных Носферату, избавиться от которых можно, только отсекая им головы или сжигая, однозначно занимала верхнюю строчку в моем списке самых отвратительных вещей.

«Если вампиры не нападут на нас, то кинутся на поле боя».

нас

Проклятие! Об этом я не подумала. Наши люди и против ведьм сражались на пределах своих возможностей. Вампиры будут для них как рой ненасытной саранчи. Вдохнув полной грудью, я покрепче стиснула катану. Тогда, хорошо это или плохо, нам придется основательно потрудиться, чтобы преподать кровососам урок.

Я почувствовала, как Люциан потянулся к своей силе. И как только первые твари добрались до нас, послал кольцо огня, испепелившее первые ряды. Визг этих умирающих существ навсегда запечатлелся у меня в памяти, как и голодные, брызжущие слюной морды остальных вампиров, которые, не обращая внимания на обуглившиеся останки своих сородичей, пробирались прямо поверх их тел. Я взмахнула мечом. И еще раз, и еще. Мы с Люцианом сражались рядом, меняя позиции и прикрывая друг друга. Стоило вампирам подобраться чересчур близко, он обдавал их пламенем, чтобы выиграть нам немного пространства. И все равно их ползло так много, что скоро из трупов начали образовываться кучи, на которые мы были вынуждены вскарабкаться, чтобы не оказаться погребенными под ними. Слишком поздно я сообразила, что постепенно нас оттесняли к кровавой печати Мары. А эти вампиры не настолько и тупы. Люциан выкрикнул что-то, предупреждая меня. Одновременно с этим энергия Мары обвилась вокруг моей талии и поволокла к себе. В таком положении я мало что могла предпринять, потому что в этот момент вампиры словно ужесточили свои атаки. И тут взвился летний шторм. Люциан все-таки потерял терпение. Он без лишних слов разделался со всем и вся, что нас окружало. Глаза его вспыхнули ослепительным белым светом. На долю секунды стало светло как днем. Вампиры, которые еще не сгорели, с шипением бросились врассыпную. Несмотря на это, давление на моей талии не ослабевало. Я сопротивлялась как могла. Безуспешно. Когда вновь опустилась мгла, ноги уже почти касались алых линий печати Мары. Запаниковав, я прибегла к тому, чему научил меня Люциан на тренировке. Ухватившись напрямую за магию Мары, я хотела испепелить ее без ациама. К боли я была готова… по меньшей мере я так думала. Поскольку, стоило пальцам скользнуть в вязкую массу тьмы, я познала совершенно новый уровень боли. Прикосновение к разрушительной сущности Мары разрывало каждый нерв и каждую связную мысль. Оно перенесло меня далеко за ту грань, где потеря рассудка становилась последним спасением, так как тело и дух не в состоянии выдерживать подобную боль. Но меня бы не избавило от этого никакое сумасшествие. Я кричала. Дрожала. Видела, как приближалась расплывчатая фигура Мары, и не могла шевельнуться.