Выжженная земля | Cтраница 73

Глава 24 Там, где кончается радуга

Руки Люциана обвили меня сзади.

– Это ни в коей мере не умаляет того, что с тобой стряслось, – прошептал он мне на ухо. Его теплое дыхание вызвало покалывающую волну, которая разлилась во мне со спины до кончиков пальцев. – Бел попросил меня об этом еще до совещания.

Я с улыбкой прильнула к нему. Так он просил прощения, но это было ни к чему.

«Ты вообще знаешь, как я тобой горжусь? – спросила я вместо ответа. – Ты не всегда можешь всех спасти, но тебе только что удалось подарить всем надежду. И мне тоже. Как я могу обижаться?»

Люциан осыпал меня любовью и благодарностью, как будто мои слова означали для него не пустую похвалу, а нечто жизненно важное.

– Я хочу тебе кое-что показать, малышка. – Он поймал мою ладонь и уже потянул за собой, как вдруг перед нами возник Райан со сложенными на груди руками.

– И куда это вы собрались? – с показной серьезностью обругал нас охотник. – Вы не покинете этот праздник, пока я минимум один раз не потанцую с Моррисон!

Словно торнадо, он дернул меня на себя и потащил к сцене, где группа начала играть «Sunrise» Норы Джонс. Мои протесты Райан просто-напросто проигнорировал. Он раскрутил меня под своей рукой, пока я не оказалась прижата к его груди. После этого он начал энергично раскачивать меня из стороны в сторону. И хоть его танцевальные навыки оказались сравнительно малы, смех был таким заразительным, что в результате я сдалась.

– Признайся, Моррисон, это снилось тебе с тех пор, как ты впервые меня увидела.

О, на языке вертелся идеальный ответ, но кто-то меня опередил.

– Если и так, то это определенно был ночной кошмар.

Боже, этот очаровательно саркастичный голос мог принадлежать лишь одному человеку!

Округлив глаза, я оглянулась. Перед нами стоял Тоби – собственной персоной. Со счастливой Лиззи, повисшей у него на локте, и с хулиганской улыбкой на лице. Взвизгнув, я бросилась ему на шею. Как же я обрадовалась, что с колдуном все хорошо. Он до сих пор выглядел слегка помятым, но по крайней мере внешне снова был похож на самого себя.

– Тебе повезло, что сегодня уже ничто не испортит мне настроение, – ухмыльнулся Райан и довольно похлопал Тоби по плечу. Появление колдуна вроде бы не сильно его удивило, что говорило о том, что они уже успели увидеться раньше. Вероятно, на совещании, которое я пропустила благодаря Нельсону. Рыжая кудрявая шевелюра завертелась вокруг своей оси. Райан быстро заменил меня на Лиззи, и та, рассмеявшись, не стала противиться его настойчивости.

– Так здорово снова быть тут, – вздохнул Тоби, прежде чем тоже стал беззаботным и перевел наше объятие в спонтанный танец. Ведьмак в этой области был явно опытнее Райана. А другого я от нашего красавчика и не ожидала. Он умело подстроился под ритм и закружил меня по танцплощадке, где становилось все теснее.

– Знаешь, какой момент был для меня самым тяжелым за все время, проведенное с Марой? – задал он вопрос после очередного поворота. Страшные картинки, которые Люциан выудил из его памяти, сразу же замелькали у меня в подсознании.

– Ну, навскидку могу предположить парочку, – тихо ответила я.

– Я не это имел в виду, Ари. – Он послал мне теплую улыбку, которая, как ни странно, даже дошла до его глаз. Даже столько всего вытерпев, он излучал такое спокойствие, что я лишилась дара речи.

– Знаешь, я думал, что достаточно подготовился и настроился, чтобы провернуть это дело. И рассчитывал на что угодно, кроме того, что ты еще жива. – Колдун весело глянул на меня. – В ночь, когда Маре стало об этом известно, они, наверное, и меня заподозрили – потому что я, само собой, не испытал ужаса.

– О… – Звучало как комплимент, однако мило и аккуратно замаскированный под упрек. Или, может, наоборот?

Песня закончилась, и пока все аплодировали группе, Тоби хохотал над моим смятением.

– Просто сделай мне одолжение, Ари: если воскреснешь в следующий раз, не задерживайся на шесть недель. Ты нужна нам.

У меня на глаза набежали слезы, однако сказать Тоби, как я его люблю, я уже не успела. На колдуна налетела целая стая охотников и уволокла с собой.

– Мы тебя забираем, мужик.

Под улюлюканье зрителей Тоби затащили на сцену. Там уже дожидался, по всей видимости, подкупленный гитарист, вручивший ему свой инструмент.

– Пой! Пой! Пой! – орал Райан, пока толпа не подхватила клич, а Тоби в конце концов не согласился. Он взял гитару и жестом попросил тишины. Похоже, ведьмак собирался еще что-то добавить, но потом позволил музыке говорить за себя.

Первые же аккорды разорвали мне сердце. Я уже поняла, что он играл и что он сделал идеальный выбор. Знаменитое попурри из «Somewhere Over The Rainbow» и «What A Wonderful World»[19].

[19] [19]

Когда после этого он запел, для меня остался существовать только мир, подсвеченный гирляндами. Двор наполнился эмоциями… до такой степени, что у меня перехватило дыхание. Жажда жизни и надежда. Прощание и новое начало.

Этот миг казался мне настолько нереальным, словно уже стал воспоминанием.

Вспыхивали огоньки зажигалок, а на середине песни Райан дал волю чувствам. Лиззи положила мне руку на плечи. Ее взгляд не отрывался от Тоби, и тем не менее этот момент был посвящен нашей дружбе. Появился Гидеон. Он что-то шепнул на ухо сестре, и у нее открылся рот. Гидеон широко улыбнулся и кивнул в сторону портала. Там стояла миссис Росси – мать Лиззи и Гидеона. Вне себя от счастья подружка побежала к ней. Ее брат подмигнул мне. Затем его синие, как небо, глаза скользнули по праздновавшим людям. Многозначительный блек в глубине этих глаз заставил меня хихикнуть. Он точно искал Мел. Я хотела ему помочь, как вдруг заметила другую пару. Джимми и Ясмин. Наш гений и юная ведьмочка стояли около чаши с огнем и… целовались. И как это понимать? Разве Ясмин не потеряла голову из-за Брендона? Я попыталась отыскать в толпе своего бывшего парня. Вон он. Стоял в одиночестве на одной из лестниц, ведущих на стену крепости, и слушал Тоби. Я вопросительно вскинула брови. Охотник пожал плечами и бесшабашно улыбнулся.

Вау. Очень может быть, что это его последняя ночь, а он сознательно держался на заднем фоне. Это просто выбило меня из колеи. Вероятно, он и правда заслужил шанс искупить какие-то из своих поступков. Внезапно обзор мне заслонила ослепительная улыбка из рекламы зубной пасты, ямочки на щеках и бирюзовые глаза. Бел сунул мне под нос джин-тоник. Я была просто не в состоянии что-то отвечать, а Бел и не ждал ответа. Мы чокнулись – за то, что «как» – важнее, чем «как долго». Сделав глоток, я наслаждалась вкусом, напоминавшем о моей первой ночи в убежище Тимеона. Ночи, когда я влюбилась в Люциана.

Пронзительный свист заставил меня повернуться. Исходил он от Райана и относился к неповторимому зрелищу в центре танцевальной зоны. Под гром аплодисментов там целовались Гидеон и Мел. От радости за них у меня потеплело на душе. Я засмеялась, а потом… глубоко внутри меня отразилось эхо. Я моментально оглянулась. Там, позади Оскара, танцевавшего со своей дочерью, позади седовласого Шкипера, ревущего белугой от счастья, и позади Анушки, пьющей с Конрадом на брудершафт, стояли братья Анку. Они болтали – миролюбиво и без ругани. На самом деле даже создавалось впечатление, что они получали удовольствие от общения с семьей. Как бы необычно ни было это обстоятельство, оно стало второстепенным, когда зеленые глаза поймали мой взгляд.