Сборник произведений похожий на книгу - „Выжженная земля“ содержанием, для дальнейшего чтения на сайте

Выжженная земля | Cтраница 67

Господи! Как же, как же, как же мне хотелось воткнуть свой ациам прямо в сердце этой псевдокоролевы.

– У тебя капает, Моррисон, – прозаично сказал Райан.

Опустив взгляд, я действительно обнаружила рядом с ботинками несколько капель крови. Испуганно вскинула руки. По всей вероятности, я так сильно сжала кулаки, что вогнала ногти слишком глубоко в кожу.

Люциан со вздохом занялся моими ладонями. Он нежно провел по ним пальцами, пока кровь не пропала, а ранки не затянулись.

– Но да, ты прав, Райан, – подытожил он, обвивая меня руками. – Это стопроцентная ловушка. Вопрос лишь в том, есть ли у нас другой выбор, кроме как осознанно в нее войти.

– Выбор есть всегда, – уверенно заявил Элиас, прежде чем кивнуть в сторону внутреннего двора. – Пойду реабилитирую Тоби. Не то чтобы там собиралась чернь, чтобы его линчевать…

Люциан каверзно ухмыльнулся.

– Ну, это было бы не впервые в этой крепости.

– Да, точно. – Смеясь, его брат вышел из комнаты. – Увидимся в подземелье, – крикнул он через плечо.

Райан пялился ему в спину, разинув рот.

– Вы же сейчас говорите не о деревенских жителях с вилами и факелами, которые хотели выкурить отсюда чудовищ, как в старых фильмах?

– Не обязательно деревенские жители, – ответил Люциан, ностальгически улыбаясь. – Скорее, я и Лекс.

Райан тут же загорелся. Он засыпал брахиона вопросами и сравнивал Немидеса с доктором Франкенштейном[15]. Я бы с удовольствием к ним присоединилась и выудила из Люциана все подробности этой забавной истории, но была для этого слишком взвинчена.

[15] [15]

«Ты серьезно полагаешь, что разумно проводить совещания, пока нам не известно, кому можно доверять?»

«Естественно, нет, – согласился Люциан. – Конкретно поэтому мы и должны так поступить. Вбросим пару-тройку наживок и посмотрим, кто клюнет. А до тех пор мне надо уладить еще несколько дел».

Отлично, потому что, если я опять дам своему мозгу остаться наедине с тикающим обратным отсчетом, то просто-напросто чокнусь.

«Я иду с тобой!» – решила я.

Но Люциан сразу помотал головой.

«Нет, малышка. У тебя будет другое задание».

Глава 22 На всякий случай

В отвратительном настроении я лавировала между рядами палаток во внутреннем дворе. В воздухе висело зловещее «Мы все умрем», смешанное с запахом дыма, исходящим от чугунных чаш, в которых развели огонь. Реликвии прошлых веков, которые не очень сочетались с современными военными палатками. Где бы я ни сталкивалась с охотниками или заглядывала в открытую палатку, отовсюду на меня взирали мрачные лица. Внезапно мысль о разъяренной толпе с факелами, штурмующей крепость, уже не показалась такой уж абсурдной. Всем этим мужчинам и женщинам страшно, и в них кипела лютая злость. Чрезвычайно взрывная смесь, особенно если люди наподобие Грэма старались извлечь из ситуации собственную выгоду. Без сомнения, он уже проделал впечатляющую работу. Из каждого угла в меня ударял кислый привкус недоверия.

Чего-то такого я и боялась. Но по причинам, которых я совершенно не понимала, Люциана не особенно вдохновила моя идея просто сбросить Грэма с обрыва. Вместо этого он предложил другое, более умеренное решение, как назло, казавшееся действительно многообещающим… по крайней мере, если мне удастся моя роль в нем.

Энергия, излучаемая восточной башней, чувствовалась издалека. Нет, я ее даже видела. Рамадон превратил ее в настоящий бастион. Подойдя ближе, я заметила, что входная дверь чуть приоткрыта. Наружу проникал лучик теплого света. Внутри кто-то спорил.

– Скажу в последний раз. Пусти. Меня. К ней! – Приказной тон однозначно принадлежал Грэму. Почему-то его я тут застать не ожидала, что, само собой, усложняло мой план. Впрочем, с чего бы хоть раз все должно было пройти гладко?

– Ты серьезно считаешь, что это будет меня как-то волновать, даже если прямо сегодня ты уедешь? – А это Викториус. Отмеченный Люциана вел себя необычайно бойко и не использовал своих милых прозвищ – верный знак того, что он в сильном стрессе.

– Это обязано тебя волновать, поскольку, если я уеду, то не один. Мой авторитет простирается дальше, чем ты можешь себе представить, – процедил Грэм, после чего Викториус зашелся звонким уничижительным смехом, показывая, что он думал по этому поводу.

– Да ты просто ищешь предлог, чтобы свалить, потому что наделал в штаны от страха!

– Мне все равно, властвует ли Верховный Совет, или Мара, или Люциан. Для человечества различий не будет.

О’кей, с меня хватит. Я правда надеялась избежать разборок с Грэмом, как минимум пока не поговорю с мамой. Но этим своим утверждением он просто пересек все границы.

– А это, – произнесла я, грубо толкнув дверь, – тебе стоило бы обдумать еще разок. В конце концов, именно упомянутый Люциан с ангельским терпением убеждал меня не выдавать тебе бесплатный билет на свободное падение с бретонских скал.

Грэм испуганно обернулся, причем его жиденькой раздражающей шевелюре потребовалось больше времени, чем самой голове. Затем он сообразил, кто перед ним, и побагровел от гнева.

– Вот теперь проявляется и твое истинное Я.

С приторной улыбочкой я обошла его, пока он не оказался ближе меня к выходу.

– Извини, пожалуйста, что мое истинное Я не желает тратить свое время на идиотов, – миролюбиво разъясняла ему я, ненавязчиво выдавливая мужчину в направлении двери. – Особенно не тогда, когда завтра все мы можем погибнуть.

Верховный глотал ртом воздух, шарахнувшись назад, чтобы сохранять между нами дистанцию. Его и так тревожно-бордовый оттенок кожи еще больше потемнел, хотя мне вообще-то казалось, что это невозможно.

– Я скажу тебе кое-что, Грэм. Сейчас я поговорю со своей матерью. И после этого она может идти куда захочет.

Грэм

Еще один мой шаг ему навстречу. Еще один его шаг назад. Однако он едва ли это заметил, потому что разум верховного слишком занимали сомнения в моем предложении.

– В чем подвох? – переспросил он.

Я передернула плечами.

– Его нет.

А дальше просто захлопнула дверь у него перед носом и… сделала глубокий вдох.

Позади меня раздались уважительные аплодисменты.

– Какое по-тря-сающее появление, моя золотая грильяжная звездочка.

– Да, только наверняка контрпродуктивное, – буркнула я. – Завтра против Мары мы будем нуждаться в каждом из этих мужчин, до последнего.

– Как и в каждой женщине, и во всех, кто между, – поправил меня Викториус, как какого-нибудь отсталого «самца». – Перед лицом надвигающейся смерти надо как минимум правильно выражаться о гендерной принадлежности, не находишь, моя крупиночка сахарной пудры? – Изобразив драматичный разворот, он зашагал вверх по лестнице, а за ним развевалась кобальтовая атласная лента.