Сборник произведений похожий на книгу - „Выжженная земля“ содержанием, для дальнейшего чтения на сайте

Выжженная земля | Cтраница 40

И вновь вскипел гнев, который до этого подавил старый праймус. Плевать, куда бы ни спрятался Тимеон, если Люциан правда погибнет, я найду его и заставлю за это ответить. Он сообщил Маре все, что она хотела знать, а значит, ввел мяч в игру. Все последующее – на его счету.

– Где кинжал? – ледяным голосом спросила я. Мара ни при каких обстоятельствах не должна его заполучить.

Тимеон молчал. Создавалось впечатление, словно он сражался сам с собой. Спустя несколько секунд, показавшихся мне вечностью, он вздохнул.

– Я осознаю, что разговор с моей бывшей парой повлечет за собой определенную цепочку последствий. И по этой причине я решил дождаться вас в Марракеше.

– Кинжал тут? – в ужасе прохрипела я.

– Так же, как и люди Мары, – подтвердил Тимеон. – На вашем месте я бы поспешил. Они уже нашли его и в данный момент несут к порталу.

Люциан, Райан и Бел молниеносно вскочили.

– Подождите! – закричала им я, не сводя пристального взгляда с Тимеона. Это стоило мне всей храбрости, на которую я только оказалась способна, но мое требование было важнее.

– У тебя есть еще кое-что, что принадлежит мне!

Конечно, этим я старейшину не удивила, но моя бравада его явно развеселила.

– Хочешь принести сердце Люциана с собой на битву с вашими врагами?

– Ари! – поторапливал меня Бел. Райан тоже нетерпеливо подпрыгивал на месте. Время определенно играло не в нашу пользу. Люциан кивнул им обоим, и они тут же умчались.

Тимеон, напротив, выглядел спокойствием во плоти.

– Я принес клятву! Сердце Люциана в безопасности под моим надзором.

Да, пока Люциан не потеряет контроль. Но кто будет судить, что настал тот самый момент? Кто будет судить, нельзя ли еще его спасти? Тимеон?! Право принять такое важное решение я просто не могла отдать в руки этого безучастного древнейшего.

«Я так захотел, – услышала я голос Люциана в своей голове. – Я вручил ему сердце добровольно!»

Его пальцы переплелись с моими и мягко потянули. Ненавязчивое напоминание, что у нас истекало время.

– У Люциана не было права передавать его тебе, – заявила я. – Его сердце принадлежит мне! Всегда принадлежало. – Люциан сказал это, перед тем как Немидес стер ему память.

Тимеон поднялся – как и его сила. У меня все поплыло перед глазами, потому что органы чувств больше не справлялись с его дикой мощью. Я ощущала себя голой и незначительной перед лицом бесконечности, которой противостояла.

Что-то сильнее потянуло меня за руку.

– Давай разберемся с этим в другой раз, малышка!

Но другого раза могло и не случиться, а я не смирюсь с тем, что в будущем, которое у нас еще осталось, над Люцианом постоянно будет нависать Дамоклов меч.

– Нет! – процедила я, пока Тимеон переворачивал каждую клеточку моей сущности и копался в воспоминаниях, которые ему не предназначались. Он показал мне, как тогда в моей комнате я вернула Люциану его подарок, сказав, что его сердце принадлежит только ему, а для меня важнее настоящее.

«Ты отказалась от прав на него».

Слова Тимеона выстраивались передо мной как непреодолимая стена. Моя беспомощность превратилась в слезы. Да, он прав, но вместе с тем и ошибался.

– Никакая сила в мире… не сможет поставить под сомнение… мою любовь к Люциану.

Колени подогнулись. Сильные руки поймали меня, и вдруг вновь вернулись звуки, запахи и цвета Марракеша. Впереди стоял старик. Втянув свою энергию, он безэмоционально смотрел на меня.

– Возможно, в этом есть смысл, – негромко произнес он, усаживаясь обратно и возвращаясь к своей чашке. – Клятву я не нарушу, но прислушаюсь к тебе, если однажды вынужден буду принимать подобное решение. А теперь ступайте. Мне бы не хотелось увидеть победу Мары.

Сердце до сих пор колотилось где-то под горлом. Я надеялась на большее, но добилась хотя бы самой малости, с которой могла жить. Однако времени на обдумывание, благодарность или прощание не осталось, так как Люциан уже тащил меня вперед. Мы побежали. Так быстро, что уже никто не принял бы нас за людей. Может, Люциану было все равно, а может, он прикрыл нас иллюзией. Но, в общем и целом, это не та проблема, о которой мне стоило беспокоиться. Во всем, что нам сейчас предстояло, мне нужно было положиться на Люциана.

Когда мы добрались до портала, там уже разразилось небольшое сражение. Бел блокировал дверь энергетическим щитом, но отбивался при этом сразу против пяти колдунов, старавшихся изгнать его из тела. Райана нигде не было видно.

Недолго думая, Люциан вынул свой ациам и убил ближайшего ведьмака. Оставшиеся четверо тут же отстали от Бела и бросились прочь. Очевидно, риск драться с одним праймусом уровня Бела они сочли приемлемым, чтобы попытаться. Естественно, с нашим приходом это изменилось.

одним

Люциан повернулся ко мне. В глазах сверкало радостное предвкушение битвы.

– Как насчет маленькой охоты на ведьм?

Я ухмыльнулась, чувствуя, как внутри просыпались инстинкты. Ответа не требовалось, да его никто и не ждал. Вскоре мы пустились в захватывающую погоню. Бел ждал рядом с порталом на случай, если ведьмаки выкинут какой-нибудь фокус. А это они умели. При любой возможности меняли внешность, чтобы слиться с толпой. Она стала для них последней защитой. Не будь здесь сотен невинных, против нас они не имели бы ни единого шанса. И несмотря ни на что мы их догоняли. В какой-то момент у колдунов не осталось иного выхода, кроме как сделать ставку на везение. Они разделились и бросились бежать в разных направлениях. Один из них уносил с собой кинжал. Но кто?

«Сконцентрируйся на энергии душ!» – подсказал Люциан. Сначала я не поняла, что он имел в виду, а потом начала различать слабую пульсацию силы – не ведьмовских чар, охранок или иллюзий. Чистая энергия, как ее излучали человеческие души, но во много раз мощнее. Это и есть цель охоты. Мне стало почти жаль того колдуна, по следу которого мы шли. Но лишь почти, потому что он был хорош: шустрый и довольно умный. Парень пользовался преимуществами печатей местных жителей, чтобы отвязаться от нас. Он скрывался в проходах, в которые мы не могли попасть, и сворачивал в извилистые переулки Старого города, словно играя в прятки. Слишком поздно до меня дошло, что он просто тянул время. Точнее, я сообразила это ровно в тот миг, когда мы вбежали в какой-то задний двор, где уже дожидались его друзья. Начерченные кровью на стенах печати вспыхнули, отчего Люциан, ахнув, упал на колени.

«Что случилось?» – взволнованно спросила я, но ответа не получила. Вместо этого один из ведьмаков обнажил медный красно-золотой кинжал и тяжелым шагом направился к скорчившемуся на земле Люциану. Призвав ациамы, я встала перед ним в оборонительную позицию, но тут ведьмака перехватил приятель.

– Нет! У нас были четкие указания!

– Нам только что представился шанс покончить со всем этим! – прошипел колдун с кинжалом. – Надо быть глупцами, чтобы им не воспользоваться!