Выжженная земля | Cтраница 37

Алексиан, Константин и Элиас оторопело уставились сначала на дьявола, а потом на Люциана. Создавалось впечатление, будто им не верилось, что для брата они так важны. Я же, наоборот, была в состоянии думать лишь об одном. О том, что оставила маму в лицее совсем беззащитной.

«Твоя мама тоже на пути сюда, – успокоил Люциан, который, благодаря позабытым мной стенам, все еще слышал, что творилось у меня в голове. – А также мать Лиззи и семьи всех остальных».

Почувствовав облегчение, я набрала воздуха в легкие и хотела поблагодарить, как вдруг заговорил Викториус.

– Как ни крути, цыплятки мои, а мне не кажется, что Мара станет утруждаться сделками или рычагами давления. – Он провел рукой по волосам, подергал за манжеты рубашки, проявляя непривычную нервозность. – В конце концов, она не может полагаться на душевное состояние Люциана и не уверена, долго ли эти рычаги будут действовать. Если наша противная королевка хочет стопроцентной гарантии, ей придется вывести Люциана из игры.

– Это, – произнес Рамадон с одной из редких улыбок, – потрясающе верно. – У Викториуса порозовели щеки, а я уловила, что Лиззи подавала мне какие-то сигналы. Она опять состроила «то самое» лицо для сплетен и прикрылась ладонью, чтобы остальные сидящие за столом не увидели ее подпрыгивающие брови. Прежде чем я успела сделать из этого какие-нибудь выводы, слово вновь взял Немидес.

– Так и есть. Мара найдет решение, чтобы убить Люциана. Прежде риск для нее был слишком высок. Теперь же у нее просто не будет выбора, – пояснил он, демонстративно указывая на меня пальцем. – А бонусом ей станет то, что с Люцианом падут и Патрия, и Тихий омут.

Элиас издал стон и сдавил пальцами переносицу.

– Где торчат две сотни ее ближайших друзей и соратников, плененных вместе с ней.

Двести людей Мары были арестованы вместе с ней?! Я бы, конечно, могла возмутиться и спросить, что за негодяй отдал такой приказ, но я и так его знала. Немидес, собственной персоной.

– Пока Люциан связан с Изарой, у Мары против него нет шансов, – сказал Гидеон. – Вопрос лишь в том, есть ли возможность разделить Люциана с его душой?

И правда хороший вопрос. Если такая возможность в действительности существовала, это могло бы стать для Люциана и погибелью, и спасением.

Брат Лиззи оглянулся на Рамадона. Хронист был среди нас старейшим праймусом. Если кто-либо и обладал такими знаниями, так это он.

– Я наслышан о различных артефактах, способных отделить душу от человека. Сработают ли они в случае с праймусом, а в особенности с брахионом, судить не берусь. – Изящным жестом Рамадон погладил свой чисто выбритый подбородок болливудской суперзвезды. – Но, вероятно, есть кое-кто, кто мог бы.

– Кто? – выпалила я.

– Тимеон, – раздался короткий ответ.

Тимеон? Древнейший из древнейших? Праймус, от которого у меня по телу пробегали мурашки, стоило только о нем подумать?

Чашка Бела лопнула прямо у него в руке, а Немидес захохотал в голос.

– Вот вам и решение. – Полный злорадства, он откинулся на спинку стула, наслаждаясь разворачивающимся шоу, общей растерянностью и преимуществом своей осведомленности. – Будь я Марой, нанес бы визит своей бывшей паре.

я

– Мара была парой Тимеона? – просипел Райан.

– Именно, – усмехнулся отец Люциана. – И это не Тимеон принял решение оборвать эту связь.

Боже мой! Если Мара на самом деле начнет поиски подобного артефакта, то нам необходимо ее опередить… естественно, прежде всего чтобы защитить Люциана, но вдобавок и потому, что тогда в конце всей этой истории у нас появится надежда на совместное будущее, свободное от боли.

Ножки стула, в котором сидел Люциан, заскрипели по полу, когда он поднялся.

– Элиас остается за главного.

«Пошли со мной, малышка!»

Сбитая с толку, я последовала за ним.

«Куда мы идем?»

Почему-то у меня создалось впечатление, что наше совещание еще не окончено. Как минимум, пока нельзя было с уверенностью сказать, что мы составили план…

«Мы встретимся с Тимеоном», – разъяснил Люциан. Меня тут же слегка затошнило. Жуткий древнейший определенно не был личностью, с которой я бы жаждала столкнуться снова.

Никого не спрашивая, очень энергично тут же встал и Бел, устремившись за нами. Раздраженно вздохнув, Люциан остановился и развернулся. Бел гневно смотрел на него. Люциан так же гневно смотрел в ответ. Так как по прошествии нескольких секунд дуэль взглядов все еще продолжалась, я мысленно возвела глаза к потолку. Эти телепатические беседы очень удобны, если в них участвуешь. А если тебе не настолько повезло, то они нереально быстро надоедают. За неимением лучшей альтернативы я просто начала додумывать подходящие реплики. «Я иду с вами!» – «Забудь об этом, Бел!» – «Ты уж точно не будешь мне указывать, что забывать, а что нет, мальчишка!» – «Хочешь бросить мне вызов?» – «Само собой!» – «Оставь это, Бел!» – «Нет». – «Да!» – «Нет!» – «Да!» – «Нет!» – «Да!» – «Нет!» – «Да!»

Прервал мою одноголосую озвучку Люциан, который, изогнув бровь, обернулся ко мне.

«Серьезно? Может, с Белом ты и попала в точку, но я, вообще-то, надеялся, что хотя бы меня ты считаешь более зрелым».

Широко улыбнувшись, я повела плечом.

«Эй, ну я же не нафантазировала, чтобы ты угрожал заставить его сожрать огненные шорты, если он сейчас же не закроет рот!»

Рядом с нами с кислой миной откашлялся Белиал.

«Вы же в курсе, я вас слышу, да?»

Люциан проигнорировал его и в последний раз обратился к нашему небольшому собранию.

– Бел пойдет с нами к Тимеону, – проинформировал он всех. – Я рассчитываю на то, что крепость еще будет стоять на своем месте, когда мы вернемся.

Он брал Бела?! Вот это стало для меня сюрпризом… как и для остальных. Наш дьявол был лучшим защитником для замка в отсутствие Люциана. Следовательно, Бел должен был привести очень веские аргументы, раз, несмотря на это, Люциан возьмет его с собой.

– Представитель Плеяды тоже нужен, – ответил Гидеон. – Мы не просто приложение, а полноценные партнеры. – Он махнул головой Райану, который вскочил с грозной ухмылкой и проворчал что-то вроде: «Ну, наконец-то!»

На это Люциан мало что мог возразить, хоть я и видела, что он не в восторге от участия смертного.

– «Партнерство» – очень хорошее понятие, – проговорил Люциан, глядя на своего отца и братьев. – Если у кого-то из друзей Ари хоть один волос с головы упадет, я стану наименьшей из ваших проблем, потому что больше не буду сдерживать свою пару.

я

И вот оно снова, это слово. Пара. Подходящее, точное, оно чувствовалось таким правильным и все же…

Я поспешно подняла стены, закрывая мысли. Пусть я больше не ощущала Рамадона в своем подсознании, никогда не знаешь наверняка.