Сборник произведений похожий на книгу - „Выжженная земля“ содержанием, для дальнейшего чтения на сайте

Выжженная земля | Cтраница 23

Люциан застонал от разочарования. В тот же миг лофт сотрясся от мощного землетрясения. Нет, вся Патрия. Он вскочил с кровати, увеличивая разделявшую нас дистанцию.

«Пожалуйста, можешь думать о чем-нибудь другом?» – почти в отчаянии взмолился праймус.

Я не понимала, что происходило, но догадывалась, что проблема гораздо серьезнее, чем предполагалось. Поэтому постаралась выполнить его просьбу и не думать о Люциане, о яркости испытанных недавно эмоций, о близости и любви, что нас связывали, о его сильных руках, в которых мне хотелось спрятаться.

Грохот усилился. По стенам лофта разбежались трещины. Обрушился кусок потолка.

Блин! Думать о чем-нибудь другом…

«Белый пони на зеленом лугу».

«Белый пони на зеленом лугу».

«Белый пони на зеленом лугу».

«Белый пони на зеленом лугу».

«Белый пони на зеленом лугу».

«Белый пони на зеленом лугу».

Сработало.

Постепенно давление, зависшее в воздухе, начало спадать. «Белый пони на зеленом лугу».

«Белый пони на зеленом лугу».

Толчки прекратились.

«Белый пони на зеленом лугу».

«Белый пони на зеленом лугу».

Люциан сделал глубокий вдох. Ладони, сжатые в кулаки, расслабились, и в итоге он вновь обуздал свою силу. Помедлил еще пару секунд, чтобы укрепить свое самообладание, затем повернулся ко мне с вымученной улыбкой.

– Люблю я этого пони. – По голосу было слышно, что его что-то угнетало и он пытался скрыть, насколько ему плохо.

Пффф! Он вообще в курсе, кого обманывал? Прищурившись, я взглянула на него. Во мне стремительно росли опасения и одновременно надежда, что он не станет замалчивать случившееся. Люциан поставил ментальную защиту и заблокировал мне доступ к своему разуму – и не просто так. Я прочувствовала эту боль, которая оказалась намного хуже, чем можно себе вообразить, и я была почти на сто процентов уверена, что она не принадлежала мне самой. Почти…

Люциан вздохнул.

– Я заблокировал тебя не для того, чтобы что-то скрыть, а чтобы защитить. – Поколебавшись, он все же опять сел ко мне на кровать. Однако при этом внимательно следил за тем, чтобы сильно ко мне не приближаться. – Ты еще не так сильна, чтобы принять столько энергии.

Я ему поверила. Конечно же, поверила. Люциан никогда не врал. Пусть это и была неполная правда. Без понятия, откуда мне это известно. Впечатление создавалось такое, что даже несмотря на барьер в метр толщиной, я могла видеть его эмоции. Не использовать, но воспринимать. И в данный момент чувство вины перевешивало все прочие чувства. Больше всего мне хотелось схватить его и трясти до тех пор, пока он не расскажет всю правду, но я не знала, не ухудшится ли его состояние от этого еще сильнее.

видеть

Люциана, который, разумеется, читал мои мысли, так же смутило их содержание, как и саму меня. Он тихо рассмеялся.

– Полагаю, в будущем нам будет проблематично скрыть что-то друг от друга.

– Но… у нас есть будущее, – пробормотала я и машинально потянулась взять его за руку, но, в последний момент засомневавшись, убрала ладонь. Люциан заметил это и мягко подвинул свои пальцы к моим. Обнадеживающе улыбнулся:

есть

– Есть.

Все во мне стремилось поддаться надежде, если бы не те уродливые тени в его подсознании. Не большие, но все же они были. Сомнения.

– Люциан, – настойчиво упрашивала я. – Поговори со мной!

Взгляд его зеленых глаз задержался на мне, прежде чем он опустил голову и кивнул.

– Твоя душа знает, что не принадлежит мне. С тех пор как ты дотронулась до меня, она непрерывно стремится обратно, – обеспокоенно признался он. – Я хочу передать ее тебе. Честно, хочу, но не могу сделать с тобой такое. Теперь, когда ты праймус, подобное могущество тебя уничтожит.

О! Это действительно кое-что проясняло…

– Чем ближе я к тебе, чем ниже опускаю свои стены, тем сложнее мне с ней бороться.

Наши ладони сомкнулись. Большим пальцем он гладил меня по тыльной стороне кисти. Я поняла, что Люциан боялся сделать мне больно. Тем не менее было еще что-то. Как только он прикоснулся ко мне, эта пытка началась вновь. Он железной волей сдерживал боль за стенами, но я знала, что она там.

– Это же не всё, ведь так? – не отступала я, потому что меня мучило то, что он страдал. Только не снова. Не из-за меня. – Ты скажешь, что случилось?

Брови Люциана непроизвольно сошлись над переносицей.

«Когда-нибудь, – раздался шепот у меня в голове. – Обещаю».

Очень аккуратно он взял мое лицо обеими руками и поцеловал. Это было великолепно и невероятно нежно. Жест бесконечной любви.

Но несмотря на это, я почувствовала его облегчение, когда он оторвался от моих губ.

– Но сначала, – он поднял меня с кровати, – нам стоит позаботиться об остальных участниках миссии по моему спасению.

Глава 8 Мы – Плеяда

– Ты мне доверяешь? – спросил Люциан с предвкушением и вызывающей опасение улыбкой на губах.

Я скептично покосилась на него. Ничего хорошего это не предвещало, и, хотя существовал лишь один ответ на заданный вопрос, у меня закралась мысль, а не сказать ли «нет».

Он засмеялся и притянул меня к себе. А вскоре после этого мы уже неслись по впечатляющим американским горкам из черного света. Я тут же сообразила, что он принял чей-то зов. Вероятно, Элиаса или Бела. Чего я не знала, так это что в таких случаях можно брать «попутчика». Почему это, откровенно говоря, не пользовалось особой популярностью, я выяснила очень быстро. Меня трепала и дергала такая огромная сила, что я бы точно улетела куда-нибудь в нирвану, если бы Люциан крепко меня не держал.

Когда мы вновь стояли ногами на твердой поверхности, я познала, как должен чувствовать себя багажник на крыше автомобиля после поездки по скоростной магистрали. На скорости двести километров в час. Зимой.

– А вот это, – удовлетворенно прошептал Люциан мне на ухо, – было показушничество.

Совершенно верно, так как «высадил» он нас ровно между двух фронтов, из рядов которых на нас с открытыми ртами уставились не только десятки остолбеневших охотников Плеяды, но и Бел, Элиас, Алексиан, Константин, Гидеон, Лиззи и Марек.

Кажется, мы прибыли как раз вовремя, пока тут все не раскалилось до предела. По крайней мере, именно об этом свидетельствовало множество вскинутых кинжалов, а также сияющие независимые печати и энергия праймусов, которые угрожающе зависли в помещении, готовые к использованию в сражении.

Благодаря нашему появлению все буквально перестали дышать. Ох, как я ненавидела быть в центре внимания.

– Та-да-а, – выдала я – следует признать, довольно сухо – и породила тем самым еще больше недоумения среди охотников, до которых, похоже, только сейчас начало доходить, кто перед ними стоял. У одного за другим отваливались челюсти.

«Бел? – телепатически потянулась я к праймусу, который, по сути, нас в это и втянул. – Что гласит план?»