Выжженная земля | Cтраница 20

Постойте-ка! ЧТО?!

– Ах да, Ари… – Довольный Бел сверкнул глазами в мою сторону. – Позволь представить тебе Алексиана и Константина. Оставшаяся часть младшего поколения Анку.

Глава 7 Сердце мое, душа моя, жизнь моя

Пока я продолжала бороться с потрясением, из темницы вывалился приземистый белобородый демон. Он был закован и матерился, как старый морской волк. Вслед за ним вышли Лиззи с Гидеоном. Оба оторопели при виде мистера Дровосека и мистера Самурая.

– Это и есть твой план, Бел?! – не сдержался Гидеон, который, по всей видимости, знал братьев Люциана. Бел проигнорировал его обвиняющий тон и сосредоточился на Мареке.

– Открывай портал!

В этот миг дверь в столовую разлетелась на кусочки, а в помещение ворвалась как минимум дюжина охотников. Белиал отреагировал молниеносно и создал магический купол, отделявший нас от противников.

Гид снял наручники с Марека и протянул ему сверток с призмами. Я воспринимала это лишь краем сознания, потому что внезапно передо мной вырос Константин и пригвоздил взглядом своих смоляно-черных глаз.

– Выходит, это ты ответственна за то фиаско.

Насколько я могла судить, это не вопрос. Однако, как он относился ко мне и моей роли в недавних событиях, по его мимике сказать было невозможно.

– А что? – небрежно ответила я. – Хочешь отомстить за папочку?

Купол Бела дрогнул под атаками охотников Плеяды, и тут же внутри замерцал разноцветной пылью взрыв. Марек все-таки активировал портал, спасая меня от неясной «оценки» Константина.

Наконец-то! Наконец я увижусь с Люцианом.

Бел поймал меня за руку и кивнул братьям Анку:

– После вас!

Алексиан и Константин не выказывали энтузиазма, но трусами явно не были. С суровыми лицами они положили начало нашему походу, а Элиас последовал за ними. Дальше настала очередь Гидона и Лиззи вместе с их узником, после чего Бел все же меня отпустил. Я не мешкая шагнула в сверкающую дымку и…

…Очутилась на четвереньках в доходящей до колен воде.

Вой сирен смолк так резко, что на мгновение показалось, что я оглохла. Пару раз сглотнула, чтобы справиться с перепадом давления. А затем пришла к выводу, что Марек запрятал свой потайной ход в Патрию в античном фонтане, подозрительно напоминающем фонтан Треви в Риме. Бел приземлился сюда же. За его спиной схлопнулся кристальный туман, перекрывая доступ нашим преследователям. Пока все шло как надо.

В поле моего зрения возникла накачанная рука. Принадлежала она Алексиану, разглядывающему меня с опасной ухмылочкой.

– Не бойся, маленькая невестка. Я не кусаюсь.

Его изначальная грубость полностью испарилась. Теперь он разве что не лопался от обаяния. Я скептически изогнула одну бровь. Ни на секунду не поведусь на это неожиданное дружелюбие. Впрочем, я ухватилась за протянутую ладонь, якобы позволяя праймусу помочь мне вылезти, но только чтобы притянуть его к себе ближе.

– Что бы ни стряслось между вами, братьями, меня это ни капли не интересует, – тихо процедила я. – Но, если ты намеревался использовать меня, должна предупредить: я кусаюсь очень больно, когда нужно.

я

И уже отпускала руку Алексиана, но теперь уже он дернул меня на себя и склонился к моему уху.

– Было время, когда мы с младшим братиком всем делились…

Вау… судя по всему, Алексиан хотел сбить меня с толку своим грубым шармом и мужской прямотой. Но как раз когда я собиралась ткнуть ему в нос своим мнением на эту тему, Элиас оттолкнул брата в сторону.

– Убери от нее свои лапы! – предупредил он Алексиана.

– А то что?

– А то в следующий раз я не буду вмешиваться!

Он махнул головой, указывая на мою левую руку. Только сейчас я заметила, что неосознанно призвала один из ациамов. Меня и саму это удивило до крайности, хоть и не так сильно, как Алексиана, загорелая кожа которого вдруг побелела как мел. Вероятно, он еще не сообразил, что я была чуть больше, нежели праймусом-новичком.

– Лучше поверь командиру, – проскрипел бородатый Марек, который только что выбрался из фонтана. – Судьба души не чает в этой девчонке.

– И не только судьба! – на ходу проронил Бел с многозначительным взглядом.

Алексиан поразительно быстро взял себя в руки и обвел взглядом меня, мой ациам и остальные части моего тела, впечатленно покачивая головой. Что-то мне подсказывало, что коллективное предупреждение он пропустит мимо ушей.

– Вот… же… черт… – Голос Лиззи благоговейно задрожал, когда ее блестящие глаза остановились на чем-то над нами. Я запрокинула голову и обомлела.

Дело было в том, что находились мы на некой античной площади, мощенной булыжником, с чугунными фонарями, но выше у нас над головами завис стальной каркас небоскреба, который завалился, как срубленное дерево. Лишь старый кирпичный вокзал мешал ему похоронить нас под собой. Я выпрыгнула из фонтана и пересекла площадь, чтобы осмотреться. То есть дошла дотуда, где мостовая обрывалась и перед моими ногами открывалась бездонная пропасть. Дыхание перехватило. Увидеть руины Патрии собственными глазами оказалось еще более пугающим зрелищем, чем я опасалась. От величественной роскоши столицы праймусов не осталось и следа. Теперь это просто свалка. Чудовищная апокалиптическая свалка.

– Лестно, не так ли? – спросил Константин, бесшумно замирая у меня за спиной. – Бесспорное доказательство любви.

И вновь по его деловому тону нельзя было определить, сколько иронии в действительности таилось в этой реплике. Но я в этом и не нуждалась. Мне и так было достаточно плохо.

– Поверь, я бы тоже предпочла не умирать. – С этими словами я развернулась и вернулась назад к друзьям.

– И что дальше? – Гидеон взволнованно оглядывался по сторонам. – Как найти здесь Люциана?

По площади пронесся яростный порыв ветра. Братья Анку сразу же начали действовать и вместе с Белиалом замкнули вокруг нас кольцо. Они выпустили свою магию и выстроили такой мощный защитный барьер, что мой позвоночник буквально разрывало на части.

– А нам и не придется его искать. Он сам нас нашел, – напряженно проговорил Бел.

Секундой позже я ощутила грозу, темные тучи и бушующий прибой. Надвигался шторм, и он носил имя Люциан. Мою первую радость перекрыла чистая паника, когда наверху опасно заскрипел стальной массив высотки. Окна разбились, стеклянные осколки брызнули на щит.

Воздух зазвенел от древнейшей силы. Дыхание превратилось во что-то из области невозможного. А Гидеону и Лиззи приходилось даже хуже меня. Однако занервничать из-за этого я не успела, потому что, словно неукротимая стихия, в наши головы вторгся голос:

«Убирайтесь отсюда…»

Давление на купол возросло. Праймусы издали стон и сузили круг.