Сборник произведений похожий на книгу - „Сновидица и тень. Хроники смотрителей“ содержанием, для дальнейшего чтения на сайте

Сновидица и тень. Хроники смотрителей | Cтраница 31

— Твой танец… он был… эмм… великолепен! — с трудом подбирая слова, выдавил он.

— Я знаю, — раздался из-за ширмы ее радостный голосок.

— Тебя не смущает, что полный зал мужчин и женщин воспылал к тебе страстью?

— Я привыкла, меня всегда кто-то хочет! Но это состояние временное. Просто, этот танец иногда так действует. В особенности на мужчин. — ответила она, показавшись из-за ширмы, в кое-как натянутом платье с откровенным декольте. — Зашнуруй пожалуйста!

И она развернулась к нему спиной, опершись руками о стену, затянутую светлой шелковой драпировкой. Непроизвольно, он заскользил взглядом по плавному изгибу шеи, плеч, спины под расшнурованным корсетом…

— Похоже, меня ты мужчиной не считаешь, раз позволяешь себе показываться в таком виде? — хрипловато поинтересовался он.

— Ну что ты, нет, конечно! — усмехнулась девушка, — Ты не мужчина, ты кусок льда!

И тут внутри что-то клацнуло! Резко крутанув ее, он прижал Йену к стене всем телом, зафиксировав ее бедра коленом и немного приподняв. Сквозь одежду он слышал, как бешено колотилось ее сердце. Нежное, удивительно красивое лицо было так близко, что он чувствовал на щеке ее сбивчивое горячее дыхание.

— Если бы ты только знала, как лед может пылать! — хрипло проговорил он, не сводя глаз с ее алых, слегка припухших губ. — Как долго я хотел… хоть на мгновение почувствовать твое тепло! Тебя!

Резким движением он стащил с левой руки перчатку и осторожно поднес пальцы к ее губам. Прикоснуться всего на мгновение! Почувствовать, как порожденное ей пламя разливается по всему телу, согревая его! Прогоняя холод и тьму! Все еще не решаясь, он поднял глаза и утонул в страстном бирюзовом взгляде, с восторгом осознавая, что она его не оттолкнула. Ее зрачки потемнели, словно море в непогоду и там, в их глубинах он видел отражение собственного желания.

Первой очнулась Йена.

— Миртан! Если ты хочешь убить меня, для этого есть более гуманные способы. — стараясь сказаться язвительной выпалила она.

И, отрезвленный звуками ее голоса, он вдруг осознал, что происходит. Резко отдернув руку, он в ужасе уставился на собственные пальцы. Одно движение, и исчезло бы самое дорогое, что у него когда-либо было!

Он быстро натянул перчатку, попятился и, так и не отважившись заговорить, выбежал из комнаты. Нужно было проветрить голову, прежде чем объясняться! Разобраться в себе, понять, что такое с ним происходит и как избежать подобных инцидентов в будущем.

Но, пробегая через группу гостей у входа, он вдруг остановился, как вкопанный. Рядом с одним из дворян стоял высокий светловолосый господин в золотой маске, скрывшей всю верхнюю часть головы, так, что открытым оставался только подбородок с характерной ямкой посередине. Именно она привлекла его внимание, заставив забыть о сбившемся дыхании и бешено колотящемся сердце. Только бы это был он!

Миртан сделал шаг по направлению к мужчине, но тот, словно что-то почувствовав, крутнулся на каблуках и быстрым шагом скрылся в толпе главного зала. Начинались танцы и гости толпились на входе, стараясь поскорее попасть внутрь. В таких условиях искать его было бессмысленно и Миртан, мысленно пообещав себе найти этого гада, когда народ рассосется, отправился в сторону выхода в надежде, что холодный зимний воздух поможет вернуть в нормальное русло мысли, настойчиво продолжавшиеся кружиться вокруг Йены.

ГЛАВА 4 Сайена

Как только Миртан скрылся за дверью, я тяжело опустилась на пол прямо у стены. Пару раз глубоко вздохнув, чтобы восстановить сбившееся дыхание, я пыталась осмыслить произошедшее. Нет, я конечно заметила небольшие перемены в поведении Крайса после моего возвращения. В целом он оставался таким же грубым и язвительным. Только вот смотрел совсем иначе. Его взгляд все чаще напоминал тот, что я видела в первый день нашего знакомства, там — на башне. Каким-то поразительным образом он сочетал в себе абсолютно несовместимые вещи. Лед и пламя, страсть и спокойствие… Черная бездна его глаз звала и отталкивала одновременно. Казалось, поддайся я зову и навсегда пропаду в ее темных глубинах.

Жаль только, что его взгляд превращался в колючий лед каждый раз, когда мы оставались наедине. Но на этот раз все изменилось. Кто бы мог подумать, что в этой тьме может бушевать такое пламя! Но самым странным была не его внезапная страсть, а мое собственное тело и сознание, живо откликнувшееся не нее. Вместо того, чтобы испугаться или рассердиться, будучи наглым образом прижатой к стене, я внезапно ощутила тот же огонь! Я безумно хотела его и плевать, что ради одного только прикосновения можно было умереть! Даже Фирлас не был способен сотворить со мной такое. Его любовь пробуждала нежность, ласку, желание… Но ни разу — такую огненную, всепоглощающую волну! Не знаю, каким чудом мне удалось сохранить самообладание. Возможно, сыграла свою роль продолжительная депрессия, не отпускавшая меня уже долгое время. А может, то, что я все еще принадлежала Фирласу, как бы противно это не было.

Я тряхнула головой, чтобы отогнать накатившие воспоминания. Нужно было торопиться! С Миртаном можно было разобраться и позже. А сейчас Меня ожидала Лала и разговор с Его Светлейшеством. По крайней мере, я надеялась, что мне удастся устроить что-то вроде переговоров и приобрести нового могущественного союзника. Гильдии нужен был мир, пусть даже плохой. Это дало бы возможность действовать более активно и подготовиться к противостоянию с безликими, которые наглели все сильнее с каждым днем. Для чего им понадобилась война между северными королевствами, пока оставалось загадкой. К тому же их предводительница — ведьма, у которой я отобрала ключ, где-то затаилась, и это не сулило ни мне, ни гильдии ничего хорошего.

Несколько раз я видела ее во сне в кампании Фирласа. Поначалу я не знала, что за женщина утешала его, нашептывая что-то на древнем языке, пока однажды не увидела рядом безликих, беспрекословно подчинявшихся ее воле. Лишь тогда я догадалась! И проснулась с криками, разбудив детей и Нави, ночевавших в моем шатре. Похоже, она просто успела сменить искалеченное Риорданом тело на новое, потому я не узнала ее сразу. Мой aine по своей воле или против нее оказался в руках у врага! Знай она, что я все еще жива, не преминула бы воспользоваться им в качестве заложника, чтобы отобрать у меня ключи.

aine

С каждым сном мне было все больнее видеть его слезы. Без сомнения, он горевал по мне так же сильно, как и я. Только мне выжить позволял гнев, а вот у него было только горькое сожаление о собственном поступке. Порой мне даже становилось его жаль, пока в один прекрасный момент его поведение не изменилось.

По приезду в лагерь Гильдии, сны, одолевавшие меня, стали больше напоминать кошмары. Мой aine убивал, и искаженное яростью, окроплённое чужой кровью лицо, казалось лицом незнакомца. Но последний мой сон с его участием был ужаснее остальных. В нем ведьма приказала ему убить кого-то, а когда он покорно поклонился и поцеловал ее руку, потянула его к себе и положила его ладони на свою талию.

aine