Зачёт по демонологии, или пшёл из моей пентаграммы | Cтраница 18

- В общем, - сказала я, - Давай награбленное разбирать.

- Признаю, это даже звучит дико, - скривился остроухий, - Чтобы я у кого-то воровал?

я

И столько в этом "я" всего прозвучало, что я даже усмехнулась, глаза пряча - кажется, туго и со скрипом, но все же начала понимать, откуда у его странностей ноги растут. Простое объяснение для вежливости да правильности: Мер не считает такое поведение плохим, но считает унизительным для себя лично. Неудивительно, если все сложить. Готова спорить, остроухому и просить-то никогда не приходилось, равно как приказывать - окружающие просто делали все, чтобы ему угодить. Аристократ, выросший в закрытой семейной общине, знающий о мире только от любящих его людей и очень хорошо отобранных слуг. Нет, уверена, образование ему дали хорошее... но что оно значит супротив личного опыта? Даже обучая нас, будущих колдунов, в первую очередь смотрят не на посещаемость или дисциплину, а на результат, то бишь, умение выживать. Но семья Мера, кажется, предпочитала держать чадушко подальше от грязи да пыли людских дрязг... и мне ли их за это винить? Сама знаю, как хочется ребёнка от окружающего мира спрятать: на примере Фили познала, хоть мы с ним и сводные.

унизительным

Но ещё знаю, что ошибка это. Как его не прячь, рано или поздно мир окажется сильнее. На что, интересно, родители остроухого рассчитывали? Пусть он и сильный колдун, но что это значит без хитрости да жестокости? На любую силу отыщется большая.

- Все когда-нибудь стоит попробовать, - сказала ему философски, - Считай, что это украли мы с Ратом, а ты просто помогаешь мне по хозяйству. Так что давай разделим на несколько куч и поймём, что к чему получится приспособить. Идёт?

Иномирец глазищи свои прекрасные закатил, но все же за дело взялся. А Филю с сущами и уговаривать не надо: их сладостями не корми, но дай внести в процесс веселья да разнообразия.

- Слышь, хозяйка, а это чего такого Филя в руках держит? - голосок у Чучи был настороженный, потому отвлечься пришлось.

- Статуэтка, не видно, что ли? Красиво сделана, кстати, и заколдована - вон как глаза красным горят. Залюбуешься! И чары не опасные, я проверила.

- Не, типа - что за зверь? - не отставал наш трёхногий нянь. - Мне от него не по себе чего-то.

- Осьминог вроде бы.

- С крыльями? И тело не осьминожье.

- Хм? - остроухий тоже оторвался от разгребания горы блестяшек разного назначения. Глянул на счастливого братца с уродцем в обнимку - сначала мельком, а потом внимательно так, ещё и бровь вверх поползла. Ну, я тоже на Филю уставилась, но ничего опасного в его новой любимой игрушке не увидела. Даже больше, исходила от неё магия - тёмная, вкусная, вдохновляющая. Что не так?

На эльфийский взгляд, кажется, все было несколько сложнее.

- Интересно, - сказал Мер, - Чуча, а передашь мне эту игрушку?

Дух скуксился.

- Не, - сказал он, - Вы лучше как-нибудь сами - страшная она.

- Дани?

А мне-то что? Забрала крсноглазого осьминожку у братца, тут же протяжно завопившего "Не-е-е", и протянула остроухому.

- Думаешь, эта штука опасная?

- А по твоим ощущениям?

- Как по мне, так наоборот сил добавляет, - говорю честно и на взгляд напарываюсь - внимательный такой, препарирующий.

- А ты - чистокровный человек, Дани?

- Конечно! - смотрю с тем самым недоумением, которое за годы учёбы на ура отрепетировано.

И это не то чтобы враньё, конечно - мы с Филей люди, точка, потому что в нашем роду волшебных созданий из иномирья не встречалось. И уродств нет! Будь у нас признаки магической проказы, мы были бы давно убиты, вот.

Но рожки братцу придётся теперь подпиливать чаще - пока этот остроухий у нас живёт. А то ещё вздумает ребёнка по голове потрепать - и почувствует что-то не то.

Малой, конечно, не обрадуется... Оно и понятно: я по себе помню, как это больно - уничтожать признаки уродств. И ведь отрастают, будь Матерью прокляты! Снова и снова, и болят, и чешутся, и магия с ума сходит, и приходится процедуру много-много раз повторять, чтобы проклятая болячка отступила, наконец. Но что ещё делать? Мою метку ещё хоть можно было под одеждой спрятать, а вот братику совсем не повезло, что есть, то есть.

- Ладно, - говорит Мер, все ещё подозрительно меня разглядывая. - Тогда пусть лучше Рат её обратно жрецам Древних отнесёт - для чистокровных людей это вещь неподходящая, кошмары вызывает.

Белка возмущенно-жалобно застрекотала.

- Вот как забрал, так и вернёшь, - отрезал полукровка строго, - Не лень было первый раз границу между мирами пересекать - и во второй получится. Как ты вообще этих фанатиков обокрасть-то смог?

Рат гордо распушил хвост, что-то прочирикал, но статуэтку таки унёс. Филя тут же разревелся, и понеслось: попытки успокоить братца плавно переросли в уютные посиделки на полу, сопровождаемые поеданием всяческих вкусностей. Что хорошо - о чистоте кровей мы больше не говорили.


Глава 5. Об особенностях учебного процесса, дружбе и неожиданностях

- Просто ты не привыкла жить в обратную сторону, — добродушно объяснила Королева. - Поначалу у всех немного кружится голова….

- Просто ты не привыкла жить в обратную сторону, — добродушно объяснила Королева. - Поначалу у всех немного кружится голова….

Л. Кэролл "Алиса в Зазеркалье"

Л. Кэролл "Алиса в Зазеркалье"

Новый учебный день проходил оригинально и освежающе - меня пытались убить.

Вообще-то это покушение можно считать поводом для гордости, ибо продумано оно было серьёзно, умно и с расстановкой. По всему выходило, что тут отметился кого-то из ученичков класса один, а то и вовсе старшекурсников - высокий класс. Правда, сражаясь за жизнь в темноте лестничного пролёта, я не была настроена так оптимистично, но тут ничего не поделаешь: искать во всем хорошее - отличная практика, но ею отчего-то проще заниматься постфактум, попивая тёплый чай на диване.

Причина нападения была очевидна, и демона временных искажений призывать для гадания не надо - после выходок нашего принца такого, честно говоря, более чем следовало ожидать.

Но, все по порядку.

- Уважаемые учащиеся, у нас намечаются небольшие изменения в списках, - сказал магистр Дибисиус, тонко улыбаясь. - Некоторые ученики переводятся в класс один.

По аудитории прошлась волна шепотков, а я мысленно поаплодировала неизвестным и им же посочувствовала - в первую группу переходили лишь студенты, имеющие высочайшего покровителя в Императорской семье либо Первом Колдовском Круге. И то, и другое было очень хорошо для будущей карьеры и фактически считалось высочайшим признанием, какого могли добиться дети из обычных семей. Ради таких мест делали многое: интриговали, убивали, калечили ментально... Да что там говорить, если даже Анину Марисоль, возлюбленную нашего ректора, эпизодически пытаются отравить, подчинить и далее по списку гнусностей, сопровождающих склоки среди колдуний. А ведь стоит учесть, что серьёзные игроки Ану за конкурентку не признают, считая посредственностью и очередной пустоголовой игрушкой высокородного, при любом раскладе недолговечной.