Ледяная принцесса | Cтраница 29

Вообще, замуж ей не слишком сильно хотелось, но надо было это сделать. Причём, срочно. Ради ребёнка. Несмотря на то, что они жили в современном мире, матери-одиночки не пользовались авторитетом. То есть, за это, конечно, никто не стал бы её наказывать, но шепотки за спиной и плохая репутация… Нет, этого она не могла пожелать своей дочери. И для воспитания ребёнка требовался мужчина, такой, который мог бы служить примером. Чтобы дочь не выросла разбалованной до невозможности, как Сабрина, или же затюканной неудачницей, которой одно время была она сама в этом мире. А ещё она прекрасно знала, какими жестокими бывают дети. Ей вспомнилось, как однокурсники в университете относились к Аруне и Маори, когда те начали встречаться. Благо, те могли за себя постоять.

— Хорошо, я согласна. Очень романтическое признание, я прямо вся трепещу от волнения, — нервно ответила Селена, переплетя пальцы и едва не ломая их от волнения.

Адриан только солнечно улыбнулся.

Ей не спалось. Тело казалось чужим, ей было тяжело двигаться. Селена волновалась, ощущая множество смешанных эмоций. А ещё хотелось что-то сожрать. Аппетит последнее время снова вернулся и решил отыграться с процентами за то время, пока ей есть совсем не хотелось, и она давилась полезной пищей и витаминами, которые ей впихивали в клинике.

— Привет, — произнёс Адриан, обнаружившийся в кухне, как только она включила свет.

— Нельзя же так пугать! Я же от страха чуть не родила! — завопила девушка, подпрыгнув на месте. — Чего ты в темноте прячешься? Тренируешь навыки вампиризма или невидимости?

— Да вот думаю, чего бы мне хотелось съесть, — задумчиво произнёс он. — К тому же, я хорошо знаю свою кухню, поэтому могу ходить тут без света. Хотя да, рано или поздно я всё равно натыкаюсь на мебель, — он растерянно улыбнулся, оглядевшись вокруг, будто сам забыл, зачем сюда пришёл. — Сделать тебе бутерброд?

— Да, пожалуйста, с красной рыбкой, — кивнула она и тяжело осела на диванчик в кухонном уголке. — И пару кусочков сыра нарежь, с синей плесенью. И немного водички. И… Я тебя не сильно напрягаю? — настороженно глянув на него, спросила она, сцепив пальцы и едва не ломая их от волнения. — И вообще, почему ты хочешь на мне жениться?! Да ещё и фиктивно! Да за тобой почти любая пойдёт, за исключением влюблённых в других или конченных психопаток из дурдома! — взорвалась она. — И вообще, ты слишком хорош для меня, — пробормотала девушка и отвернулась, подперев кулачком лицо и заслонившись от него густыми волосами. — Неужели ты думаешь, что я хочу испортить тебе жизнь?!

— Не переживай, это из-за беременности ты такая эмоциональная, — авторитетно заявил Адриан, отмерев. Сделав ей и себе по сэндвичу, отрезав девушке сыра и налив минеральной воды в стакан, он подсел поближе, сев рядом на сиреневом диванчике.

— Откуда ты знаешь? Может, я всегда была бездушной стервой? — раздражённо отозвалась она, принимаясь за позднюю трапезу. Ей хотелось наброситься на еду, как дикий зверь на добычу, но остатки воспитания, просочившиеся за ней из другого мира, не позволяли. — Ты не знаешь меня, не имеешь никакого отношения к моему ребёнку, и… Учитывая, что ты — богат, твои родители точно посчитают меня охотницей за твоими деньгами! А уж учитывая, что я залетела, так и не добившись ничего путного в жизни… Ни университета, ни нормальной работы. Только внеплановая беременность от бывшего жениха, державшего меня взаперти, как восточную рабыню — класс биография!

Селена активно жестикулировала, едва не опрокинув тарелку и чашку. На её глазах появились слёзы.

— Если ты действительно настолько добрый человек, что готов помочь мне просто так — то я буду последней дрянью, если приму эту помощь, — она задрала подборок. — В конце концов, я не собираюсь пользоваться твоим приступом великодушия. Чтобы потом не было так, что ты пожалеешь, а я ещё и крайней окажусь!

— Такого не будет, — он серьёзно, без улыбки, глянул на неё. — И я собираюсь помочь тебе не из великодушия. Совсем нет. Иначе у меня было бы уже сто жён или даже двести, если бы я женился на каждой девушке, которой нужна была помощь и поддержка. Неужели ты не догадалась, что ты мне нравишься? — иронично взглянул он на неё. — Я не буду бросаться словами про любовь, так как считаю, что сильные чувства надо доказывать делом, а не словом.

— Ага, типа, ненавидишь — прибей, а любишь — женись? — заломила брови Селена.

— Ну, без перегибов, конечно, — рассмеялся Адриан. — Знаешь, я тоже не хочу на тебя давить. Если ты совсем ничего ко мне не испытываешь, то не нужно говорить "да" перед алтарём. И надевать белоснежное свадебное платье и фату.

— То есть, у нас будет фиктивный брак с перспективой не фиктивного? — хмыкнула девушка.

— Ага, — радостно закивал Адриан. — Ну, как, согласна? В постель я тебя тащить силком не стану, обещаю! Но надеюсь, что ждать мне придётся не сто лет и один день. Для меня главное — это знать, что я тебе приятен, а не противен.

Он осторожно протянул руку и коснулся её руки.

— А я думала, что это и так понятно, — дрогнувшим голосом произнесла она, не отводя от него взгляда.

— То есть, если бы я был мерзким и старым уродом, ты не пришла бы ко мне жить? — склонив голову набок, поинтересовался он со смешинками в глазах.

— Конечно же, нет! — Селена сделала вид, что обиделась и показательно надула губки. — Да и кому ты можешь не понравиться? — она демонстративно оглядела его. — У тебя вообще есть хоть какие-нибудь недостатки?

— Эм, шапочка из фольги? — задумчиво предположил он, почесав в затылке.

Они рассмеялись, ощущая неожиданное облегчение.

Селена представила, как они выглядят со стороны, и какие эмоции, в основном негативные, должны испытывать их родные.

Маленькая, но красивая и светлая церковь, она сама и её жених, словно фигуры на свадебном торте, такие же яркие и немного неестественно глянцевые. Жених придерживает её за талию. Священник отстранёно улыбается и терпеливо ожидает их возле алтаря.

— Не хватало ещё, чтобы ты упала в обморок перед алтарём. Тогда придётся начинать всё сначала, — неловко пошутил он, в очередной раз не давая ей споткнуться.

Её родители и брат с семьёй смотрели на неё волком, натужно выдавливая широкие улыбки. Его родители сидели, словно проглотили по вешалке, а в их лицах читалась вселенская тоска. Которая стала особенно гнетущей, когда они узнали, что ребёнок, которого носит невеста — не от Адриана. По выражениям их лица Селена бы не удивилась, если бы они решили провести другой ритуал: сожжения ведьмы прямо здесь и сейчас.

Подруг она не пригласила, чтобы не выслушивать раз за разом пафосные речи и убеждения, что она не должна отчаиваться, что замужество — это не выход из затруднительного положения. И что таким образом она сделает только хуже и разрушит три жизни: свою, Адриана и ребёнка. Зная заводной, упрямый и наглый характер своих подруг, она была уверена, что ссоры, а то и драки, избежать бы не удалось. Тем более, что подруги ненавидели её за брата за ту попытку убийства, которую удалось замять. Но им-то она рассказала всё, как было!