Ледяная принцесса | Cтраница 23

Также неожиданно перед ней представали подданные, которых она знала по балам, приёмам и другим официальным мероприятиям. Те смотрели на неё с укоризной мёртвыми глазами и кричали на неё.

"Мы были твоими поданными, мы подчинялись твоей семье, мы были готовы принять тебя новой королевой, а ты даже не попыталась нас спасти! Ты думала только о своём драгоценном любовнике".

Ещё Селена ощущала огромную усталость, словно бы умерла давным давно и существовала какой-нибудь нежитью, личем, чудом сохранившем красивую внешнюю форму.

В одном из снов к ней пришла очень странная девушка. У неё было совершенно безмятежное выражение лица, при виде которого уже становилось страшно, бирюзовые глаза, будто выгоревший на солнце яркий шёлк, серебристо-белые волосы. Словно когда-то она была старой, а потом внезапно вновь стала молодой, только седые волосы остались.

У этой девушки была высокая стройная фигура, длинный жезл с округлым навершием, а также узнаваемая изящная корона.

И ещё она была удивительно похожа на всех принцесс её династии.

— Кто ты? — Селене почудилось, что девушка пришла к ней в реальности, так как и во сне она очень подробно видела свою камеру, точнее, палату.

Та безмятежно улыбнулась, словно только что наступило утро — и она приветствовала прекрасный рассвет.

— Я — Королева Селена, — отозвалась та нежным голосом.

— Ты — это я, верно? — внезапно озарило Селену. Она даже хотела привстать, но девушка положила руку ей на плечо и мягко уложила обратно.

— Тебе нельзя сейчас делать резких движений. Ты должна сохранить свою дочь. Сберечь наш род. Ты замечала, что очень сильно меняешься в последнее время? — поинтересовалась она, грациозно опускаясь на стул напротив кровати. — Селена, земная девочка, которая только начала принимать свою истинную форму принцессы Селены. Этот образ соединил прошлое и настоящее. А я — твоё будущее перерождение. Королева нового царства.

— Ты говоришь, как герои в комиксах, — покачала головой девушка, нахмурив брови.

— Извини, когда-то тебе это нравилось. И понравится в будущем, обещаю, — произнесла девушка, улыбаясь уголками губ.

— Значит, я всё-таки стану королевой? — тихо спросила Селена. — Иногда мне хочется закончить это раз и навсегда. Но я возрождаюсь — не ради моего насквозь прогнившего мира, а ради своих подруг. Они верят в меня, а я нуждаюсь в них. Пусть даже иногда они видят не моё настоящее лицо, а образ наивной глупышки. Мне всё-таки хочется их освободить от клятвы… И чтобы они остались со мной по доброй воле. Потому что я люблю их по-настоящему!

— Знаешь, почему девочки всегда будут с тобой, почему сохраняют тебе верность при любых обстоятельствах? — это, несомненно, был риторический вопрос. — Потому что они жительницы величественной Золотой Империи. А мы не люди, мы не предаём своих. И те, кого ты сейчас ненавидишь, тоже твои подданные. Они не твои враги, принцесса!

— Принцесса, — с горечью прошептала блондинка с более тёплым оттенком длинных волос и более яркими глазами. — Как давно меня так не называли!

— Я понимаю, почему ты ненавидишь свою семью, — устало улыбнулась девушка, глядя в пустоту. — Тебя заставили выбрать женихом не того, кого ты на самом деле любила… Тогда. Но сейчас-то ты должна признать, что твой любимый, мягко говоря, не был идеальным? Что он просто тебя использовал?

— Замолчи! — вскрикнула Селена, прижав руку к груди. Сердце сжалось от боли. Она замотала головой, зажав уши руками. Затем безвольно опустила руки. — Хочешь сказать, что Алистер лучше? — язвительно спросила она, устремившись в нападение. — Ты же знаешь, что он со мной сделал!

— Я не собираюсь его оправдывать, — задумавшись, произнесла девушка. — И сейчас это бесполезно, так как я будущая совсем не такая, как ты. Я не говорю, что лучше, просто иная. И будущее рассказывать опасно. Всё же мне нравится жить, и я не хочу, чтобы моя временная линия рассыпалась в прах.

— То есть, чтобы ты — будущая я — существовала, я должна родить этого ребёнка? — вычленила главное Селена.

— Наша магия является наиболее значимой для нашего мира, — отозвалась девушка уклончиво. — В других царствах тоже были маги, но ни одного настолько сильного, как в нашем. Именно от нашей династии зависит, будет ли существовать наш мир или нет. Понятия не имею, почему мать не рассказывала тебе об этом, как наследнице, — потёрла лоб она, устало прикрывая глаза ресницами.

— Ага, я поняла, только у нас, образно говоря, была атомная бомба? — язвительно ответила Селена. — Поэтому другие и должны были считаться с нами? И поэтому мы так легко побеждали иные царства? И, как я сейчас понимаю, забирали именно одарённых принцесс? Тех, кто способен магичить? И именно девушек, так как в нашем царстве даже король был феминисткой? — продолжила ёрничать Селена, находящаяся на грани истерики.

— Успокойся, — королева глянула на неё строго, но без обычной ледяной бездны взгляда матери. Которую она никогда не могла назвать матерью, потому что воспитывали её и кормили няньки и служанки, а потом были личные учителя, гувернантки и гувернёры. Свою мать она видела в основном на совместных торжественных приёмах пищи и во время праздников. Или когда той приходило в голову, что надо наследницу трона отчитать по какой-либо причине.

С сестрой они тоже редко пересекались, а когда встречались, в основном ругались, так как Сабрина не оставляла надежды стать наследницей и обойти её по всем пунктам.

— Хочешь, я тебе её покажу? — вкрадчиво предложила королева, отвлекая её от невесёлых мыслей и неприятных воспоминаний.

— Конечно! — воскликнула Селена, ощущая такое позабытое вдохновение и душевную лёгкость.

Внезапно рядом с королевой появилась невысокая, очень стройная девушка. Она была похожа и на Селену, и на Сабрину, и на их мать. И на тех королев, которых она видела только в семейной галерее в виде портретов.

У неё были серебристо-белые волосы, как у королевы, а глаза сияли серебром. Светлые и прекрасные серые глаза, словно толща воды под слоем льда, подчёркнутые густыми светлыми ресницами.

Девушка была в белоснежном платье невесты… Или принцессы.

— Позволь мне остаться с тобой, мама, — склонившись к ней, девушка положила ладони ей на живот.

Селена осознала, что обнимает её и боится, что хрупкая фигура в объятиях может раствориться, словно сахар в кипятке. Уйти от неё навсегда в мир так и нереализованных надежд.

— Я сделаю всё возможное, приложу все силы, чтобы сохранить тебя, дорогая, — прошептала она ей в ответ, улыбаясь и плача одновременно.

Проснувшись, Селена ощутила слёзы на глазах. Слишком хороший сон. Такое уже бывало, когда подсознание решало подбодрить её, прерывая цепь ночных кошмаров. Правда, тогда ей обычно снилось, что она стала владелицей шикарного особняка на островах, фотомоделью года, победительницей конкурса красоты. В общем, обычная ерунда, которая может пригрезиться женщине любого возраста, когда в реальной жизни она очень несчастна.