Тёмное сердце ректора Гордеева | Cтраница 72

«Я тебя люблю…»

Охнув, я вжалась в него сильнее, в нетерпении впиваясь в его рот… наплевав на то, что, похоже, на этот раз мы забыли закрыться иллюзией, и вокруг уже шушукаются.

Чуть не насильно, Демьян оттянул меня, глаза его горели ярко-синим, немного безумным пламенем.

– Раз у нас тут такие откровения, я не буду держать сюрприз, который хотел припасти для более торжественного случая.

– Какой сюрприз? – поморщилась я, не сводя глаз с его рта. Мне дико хотелось, что он перестал говорить и продолжил целовать меня. И плевать на сюрпризы! Что там может быть у него? Кольцо? Вот уж точно может подождать!

Он на самом деле полез куда-то к себе во внутренний карман. Но вытащил вовсе не кольцо… а что-то продолговатое, похожее на… на…

Я тихо ахнула и закрыла рот руками. Медленно замотала головой, не веря своим глазам.

– Не может быть… там… там…

Он кивнул, широко улыбаясь.

– Мы и в самом деле должны были подождать еще пару минут.

И, повернув ко мне прибор окошком вверх, показал мне мой тест – с массивным и вполне себе однозначным результатом.

Положительным.

Теперь уж замолчали мы оба, уставившись на это чудо, понимая, что раз не ошиблась Мариэтта по поводу моей беременности, вполне возможно, что и моя вторая проблема вскорости решится, и я стану как он, и проживу вместе с ним долгую и счастливую жизнь… Неужели… неужели я могу надеяться на это?!

– Я тебя люблю, – сказал вдруг Демьян вслух, совершенно никого не стесняясь.

А потом сделал кое-что, от чего меня совершенно расквасило, размазало и превратило в хлюпающую носом, совершенно счастливую дуру – положил ладонь на мой плоский, вздрагивающий живот и с некоторой опаской произнес.

– И… тебя. Тебя я тоже… люблю. Кем бы ты там ни был.

А потом поднял меня на руки, встал со стула и унес из ресторана прочь, в машину. Совершенно никого не стесняясь.

Эпилог
Эпилог

– Такое?

Мариэтта взмахнула рукой и мое свадебное платье полностью поменялось. Все в комнате, как один, поморщились – теперь я выглядела как античная девственница, которую должны принести в жертву какой-нибудь лютующей богине смерти. Перехваченная веревками, словно связанная, я выглядела как приготовленная для варки сосиска, а не как счастливая невеста вон того шикарного господина в кресле.

Интересно, в каком из миров женятся в… этом?

этом

Явно не в нашем.

– Предлагаю вернуться к изначальному варианту, – робко предложила Элька, которую уже давно решили, как мою лучшую подругу, официально посвятить во все мои приключения. По сути, она стала майрой – человечкой, посвященной в закрытый мир и имеющей все квалификации для работы в нем же.

– Это которое держится на теле вопреки всем законам физики или то, что выглядит как розовая грозовая туча? – скептически попросил напомнить Демьян.

Расположившись по креслам в кабинете у ректора, все участники будущего счастливого события, с интересом наблюдали с процессом выбора платья для невесты, которое началось с моего веселого «а давай я надену что-нибудь особенное! Ученица магессы я или нет!», а закончилось тем, что я была готова отменить саму свадьбу и просто расписаться в ЗАГСе – до такой степени задолбалась смотреть на свое меняющееся (и отнюдь не к лучшему) отражение в зеркале.

Хотя, наверняка, Демьян найдет какой-нибудь компромисс – например отговорит меня от затеи надеть что-нибудь особенное, и отвезет в обыкновенный, человеческий свадебный бутик.

Я вздохнула. Кто бы мог подумать, что слишком много выбора окажется настолько проблематичным. Особенно когда примеряешь наряды из времен и миров, где в моде были совсем другие женские фигуры…

– Я вспомнила еще одно платье! – воскликнула Мариэтта.

Уже не ожидая ничего толкового, мать Демьяна скептически покосилась на нее, вероятно начиная подозревать, что магесса материализует наряды не такими, какими они на самом деле были, а просто в силу плоховатой памяти.

Если честно, у меня тоже были такие подозрения – последние несколько нарядов были настолько уродливы, что вряд ли могли существовать на самом деле.

– Дадим магическому платью еще один шанс! – провозгласил Демьян и уселся поудобнее, закинув ногу на ногу. Он явно получал от всего этого удовольствие – во-первых, периодически Мариэтта косячила и я оказывалась на пьедестале совершенно голая. Во-вторых, он уже предвкушал момент, когда я сдамся, и он мне скажет – ну вот, говорил, что это была дурацкая идея? Говорил?

– Закройте глаза и не открывайте, пока я не прикажу! – с торжественным видом Мариэтта сама закрыла глаза и взмахнула рукой, с таким видом, как будто в ней зажата как минимум волшебная палочка.

Вокруг меня взметнулась пышная, воздушная тафта. И, надо же – белая! Традиционно белоснежная, как и полагается. Пожалуй, это было первое белое платье, которое воспроизвела Мариэтта по памяти из фасонов, которые успела запомнить из глуби веков.

И не успела я порадоваться сему простому факту, как обнаружила, что платье не просто белое, а… белоснежное! В прямом смысле этого слова – состоящее из настоящих, крупных и совершенно не холодных и не тающих снежинок!

– Снегурочка, ты ли это? – усмехнулась мать Демьяна, подкуривая длинную сигарету.

– Немедленно потуши! – в один голос закричали на нее я, Мариетта и Демьян.

Ругнувшись в полголоса, Астер ткнула сигаретой в пустой стакан из-под виски, но было уже поздно – даже вид подкуренной сигареты с недавнего времени вызывал во мне тошноту.

Не иначе как прелести токсикоза, помноженные на психосоматику, но поделать я с этим ничего не могла.

– Платье великолепно, – успела выдохнуть, жестом показывая Демьяну, что неплохо бы меня на воздух. Если вообще не в туалет.

Успев привыкнуть за этот месяц к непредсказуемости моего состояния, все мгновенно сориентировались – Демьян подхватился из кресла и зашагал ко мне, Мариэтта парой жестов «переодела» меня в обычное, дневное платье. Элька вытащила бутылка с водой, Астер приготовилась заговаривать мне зубы какой-нибудь светской сплетней – это она умела!

– Черт, балкон ремонтируют! – выругался Демьян, метнувшись сперва туда со мной на руках. – Придется в портал, домой.

Я замотала головой, зажмуриваясь – от перемещения меня точно вывернет наизнанку.

– Тогда в коридор – там площадка в конце, для куре…

Он замолчал на полуслове и просто пошел к выходу в общие помещения университета. Уже у двери опомнился, поставил меня на ноги – мы договорились, что не будем афишировать наши отношения как минимум до зимних каникул.

– Туда… – указал Демьян на неприметный коридорчик мимо стойки секретарши (которая, разумеется, была в курсе всего).