Тёмное сердце ректора Гордеева | Cтраница 70

– Не смогу, – подтвердила Мариэтта, не отводя странного, завороженного взгляда от моего лица. – Потому что нельзя сделать беременной… уже беременную.

Глава 46
Глава 46

Обратную дорогу – в Москву – я запомнила плохо. Очень плохо – кроме того, что мы все время догоняли рассвет и никак не могли его догнать.

Я вообще не знаю, как мы не разбились и не столкнулись с каким-нибудь пассажирским лайнером, до такой степени погруженные в мысленные беседы.

Хотя, какие беседы? Разве можно было назвать эти отрывочно-восторженно-истерические обрывки мыслей беседами?

Нас трясло.

Я лично просто не понимала, как доживу до того момента, когда можно будет проверить догадку Мариэтты современным способом, купив тест. Или сразу десять.

Демьяна тоже потряхивало – хоть он и старался не показывать свое волнение.

Вообще, странно, что нас вдруг переклинило именно на этой теме – до сегодняшнего дня фертильность меня волновала куда меньше перспективы умереть намного раньше Демьяна, а до этого на его глазах же еще и состариться.

«Меня до сих пор это волнует больше…» – вмешался в мои мысли дракон. – «Смешно будет, если ведьма обманула нас по обоим пунктам…»

«По трем», – поправила я. – «Она еще обещала избавить тебя от заклятья бывшей».

«Не совсем… Она сказала, что с усилением моей новой сущности заклятье, рассчитанное на другой вид, ослабнет само по себе».

Что ж… это тоже радовало. Вообще, все радовало. И даже мое будущее в качестве ученицы великой магессы не могло не вдохновлять.

«Заочной ученицы», – сухо поправил Демьян. – «Без перемещений в пространстве и уходов в другую реальность. Мы знаем, чем это закончилось для самой Мариэтты».

Я усиленно закивала, лукавя лишь самую малость. Конечно же, я найду золотую середину между замужней жизнью и посещением того места, которое освобожденная Мариэтта выберет для передачи мне мастерства.

А вообще, сейчас было не до этого. Сейчас меня волновали только две вещи, обе девчачьи до невозможности – тест на беременность и романтическая версия предложения руки и сердца от Демьяна Олеговича Гордеева.

Родителям я решила пока не звонить – логически объясняла себе это тем, что вот выясню насчет беременности, получу кольцо, а уж потом сообщу все сразу.

Но в душе я хорошо понимала, что просто боюсь. У меня всегда были довольно прохладные отношения с родителями – излишне строгие, выросшие в спартанской бедности девяностых, любую мою «хотелку» они воспринимали как излишнюю и ненужную.

А уж когда дело дошло до выбора ВУЗа после школы, хором решили, что высшее образование в наше время никому не нужно, и самое лучшее, что я могу с собой сделать – это выучиться на какую-нибудь прикладную профессию, навроде парикмахера или швеи, а уж после найти себе приличного мужа.

И уж конечно, наотрез отказались оплачивать общежитие, когда я все же, тайком, поступила на бюджет и нацелилась на пять лет учебы в Москву.

Что они скажут сейчас, когда я вроде как нашла этого «приличного мужа»? Обрадуются? Одобрят и похвалят? Мама прижмет к груди и прошепчет заговорщически «молодец, умненькая ты моя»?

Вот этого я и боялась. А потому откладывала пока этот постыдный момент.

***

Как только мы приземлились под прикрытием невидимости на крышу Демьянова дома, помчались на машине в аптеку.

Купили целых три теста, от разных фирм и самой разной технологичности. Наскоро прочитав инструкции, я заперлась в туалете.

– Ну что там? – шаги Демьяна не прекращались, пока я, разложив использованные тесты перед собой, с замиранием сердца следила за всеми этими полосочками и плюсиками.

– Сейчас… Еще подождать надо… – отвечала я, с каждой секундой теряя надежду.

Не проявлялся ни один из тестов. Ни один, мать их перемать!

– Еще минуточку… – шептала, уже чувствуя слезы на глазах. – Там написано пять минут… а прошло только три…

– Открой, – глухо приказал Демьян спустя еще минуту.

Я уже не возражала – молча смахнула тесты в мусорное ведро и открыла дверь, позволяя сгрести себя в охапку.

– Не расстраивайся, – пробормотал, уткнувшись мне в волосы. – Может, рано еще…

– Угу… – я шмыгнула носом. – Во всяком случае, пока я не забеременела, мы ничем Мариэтте не обязаны. Хоть какой-то плюс…

– Безусловно. Давай так и считать.

Внушив себе, что это огромнейший плюс – не быть ничем обязанной спасенной магессе, мы решили продолжать жить так, как прежде. А это значило, что для начала надо было разобраться со всем тем бардаком, который устроила погибшая из-за собственной глупости «Ольга Борисовна».

Ну, и конечно же, найти тело бедного Грега и с почестями его похоронить.

Разумеется, меня к столь серьезным делам не допустили, а вместо этого предложили заняться увольнением предательских служанок, которым Ольга задурила голову обещаниями вечной молодости, и собеседованием с новыми.

Последнее преподносилось как очередное Испытание.

***

– Если угадаешь, кто из соискателей места – не вполне обычный человек, увидишь в его биографии нечто весьма интересное, – сообщил мне Демьян, пока я выглядывала из окна машины, пытаясь понять, куда же мы едем вместо университета с утра пораньше.

– Биографии? – удивилась я. – Я что еще его биографию должна угадывать?

– Более никаких подробностей. Мы нанимаем новых слуг и горничных, из числа которых ты должна будешь вычислить необычного человека с необычной биографией, – подрулив к очередному Сокрытому ресторану, Гордеев вышел и бросил ключи майру. Потом обошел машину и открыл дверцу с моей стороны.

– И… поэтому… мы делаем это в ресторане? – все еще недоумевая, я протянула ему руку.

– Конечно. Мы же не хотим чужих людей в квартире.

Больше мне ничего не объясняли.

Вместе мы зашли в ресторан, чей роскошный подъезд был виден только нелюдям, поднялись по широченной лестнице в обеденный зал.

Я недоуменно оглядывалась – меня не оставляло ощущение, что все это неспроста, что очередное двойное дно скрыто от меня ради какой-то непонятной цели…

– Прошу, мадам… – отодвинул для меня стул официант.

Я послушно села.

– Буду наблюдать за твоей работой издалека, – вместо того, чтобы занять место рядом со мной, Демьян поцеловал меня в макушку. – Когда закончишь все интервью, сразу же присоединюсь и отметим выбор нового коллектива завтраком с шампанским.

Я уже совершенно ничего не понимала.

– Слушай, а может… ты выберешь слуг? – робко попыталась отмазаться. – Вдруг, я ошибусь?