Тёмное сердце ректора Гордеева | Cтраница 55

– Ну? Что я тебе говорила? – сказала наконец, расплываясь в улыбке и с удовольствием растягивая слова. – Убийства… отравления… Все это так примитивно. Так глупо и палевно. А вот похищение… похищение, моя дорогая – это весело!

Глава 37
Глава 37

Ни слова не говоря, я рванулась из круга прочь. И смогла лишь больно удариться в него плечом. Забилась, захлопала по невидимым стенам ладонями – но эта клетка была явно не менее крепкая, чем та, которую я создала вокруг себя всего лишь несколько минут назад, находясь в совершенно другом месте. Далеко отсюда!

– Что это? – сдалась наконец, пытаясь вспомнить, какой именно взгляд был у Демьяна, когда он хотел меня испепелить, и повторить его. – Где я? Как сюда попала?

– Ты в ловушке, – с готовностью ответила Ольга. – По собственной воле – ибо магией тебя затащить было невозможно.

– Как это – по собственной воле?!

– Очень просто. Ты создала портал – Видящие умеют проникать сквозь пространство – разве Демьян тебе не говорил? Ах да, он же не хотел, чтобы ты знала, что можешь сбежать от него в любой момент, хоть на край света.

Я нахмурилась. Да, я помнила, что… создала портал одним лишь желанием убежать от Демьяна, но… как попала именно сюда – прямо в лапы своих врагов?!

– Хочешь знать, почему попала именно сюда? – угадала мои мысли Ольга.

Я тупо кивнула.

– Та мазь, которой ты дала мне намазать свои ручки. К ней примешан магнитур – вещество немагического характера, все еще неизвестное людской науке. Хотя… алхимики шестнадцатого века знали о нем очень хорошо. Если куски одной породы разделить на части, они будут тянуться друг другу, что крайне полезно в установке порталов, да и вообще… путешествий. Берешь один с собой, второй оставляешь дома и… вуаля. Можешь быть уверен, что вернешься домой даже пьяным.

Я подняла свои ладони.

– Я же… читала с помощью этой мази. Когда была слепая.

Ольга довольно кивнула.

– Конечно читала. Я не такая дура, чтобы мазать тебе руки чистым магнитуром без всяких примесей. Я смешала его с мазью для чтения и… еще с несколькими ингредиентами. В том числе с тем, что впитал состав в твои ладони и оставил его там надолго. Очень… надолго.

У меня внутри уже закипала ярость, но я все еще не понимала.

– Но… почему сейчас? Почему меня не похитили раньше?

Ольга хмыкнула.

– Вижу, я сделала тебе одолжение – раз так не терпелось. Раньше забрать тебя было невозможно, потому что портал могла создать только ты сама, по собственной воле. На тебя ведь не действует чужая магия. А без портала… как ты себе это представляешь? Ну потянуло бы тебя от Демьяна или его охранников прочь – разве он не догадался бы, что происходит неладное? Разве не остановил бы? Обязательно надо было, чтобы ты сама решилась сбежать от него и создала портал. Я, собственно, для того и хотела, чтобы ты почитала ту книгу о Василисках – собиралась убить двух зайцев сразу. Чтобы ты расстроилась, создала сгоряча портал и сбежала – прямо нам в руки. Кстати, на вот… полистай, пока не пришел мой новый господин. А то голову в песок зарывать мы все горазды.

Спокойно преодолев барьер, прямо в меня полетела книга – небольшая, ярко синего цвета.

– Что это? – процедила я, готовая запустить книжкой обратно в эту суку.

И тут же догадалась. Это та самая книга, которую она хотела, чтобы я прочитала в библиотеке. Куда я так и не добралась, действительно старательно зарывая голову в песок.

– Глава шестая. Советую именно начать с нее. Чтоб время не терять.

Поколебавшись – уж больно не хотелось делать то, что говорит мне соперница – я все же открыла книгу, нашла шестую главу и начала читать про себя, благо написано было по-русски, хоть и старомодным, «дореволюционным» стилем.

Постепенно, по мере чтения, я медленно сползала по прозрачной стенке моей темницы на пол. Книжка вывалилась у меня из рук, стукнулась о камень твердой обложкой…

– Самый смак прочитала? – удовлетворенно ухмылялась Ольга. – Это ты еще до детей не добралась. Помнишь, я говорила тебе, что Дарагхи детей от людишек всегда забирают, чтобы самим воспитывать…

Это как раз, учитывая обстоятельства, волновало меня меньше всего. А вот способность Дарагхи имитировать собственные эмоции ради выгоды или какой другой тщеславной цели – причем имитировать так, что обманется даже опытный Видящий или эмпат…

Это было больно. Это было… почти невыносимо.

Иллюзия любви, искусная подделка, наложенная на равнодушие – вот чем теоретически могло быть все то, что я чувствовало от Демьяна за эту последнюю неделю. Все эти эманации и жгучие взгляды, и забота, и восхищение… и жаркий, горячий секс – весь этот комплект по уши влюбленного мужчины – все это могло быть банальной ложью, для того чтобы покрепче привязать меня!

Если, разумеется, верить тому, что утверждал автор книги, теперь лежащей у моих ног.

Верить непонятно кому не хотелось, но чем больше я думала, тем больше понимала, что как ни крути – резона в ней больше, чем в моих девичьих мечтах.

Ведь я же сама удивлялась – когда он успел в меня влюбиться? И главное, за что? Кто я такая, чтобы стать для него любимой женщиной? Сопливая девчонка, не знающая жизни, ничего не умеющая? Дурочка, поедающая его влюбленными взглядами? Вот прям мечтал он себе такую найти! Все сто шестьдесят девять лет мечтал!

«Хитрость, расчетливость и эмоциональная несостоятельность – вторая натура всех змеевидных», – писал неизвестный мне автор. – «Однако Василиски представляют из себя наихудшую из разновидностей эмоциональных мертвецов. Они в принципе не способны полюбить. Когда-то, во времена драконов, их черствость скрашивалась наличием истинных – ибо только они могли растопить Тьму в их сердцах. Однако сегодня истинные – большая редкость. Как, впрочем, и Василиски, способные на что либо, кроме расчета и иллюзии любви».

– Кто это написал? – мертвым голосом спросила я. – И почему я должна этому верить?

Ольга пожала плечами.

– Это книга – маленькая часть всем известного, многолетнего антропологического исследования по изучению повадок и обычаев Василисков. В принципе, все то же можно отнести и к Аспидам. Но Аспид не станет тебе лгать и притворяться. Он скорее применит силу, нежели заставит его полюбить.

Заставит полюбить – набатом отозвалось в ушах и в сердце. Вот что это было. Необходимость заставить меня полюбить его – чтобы даже и не думала сбегать… Ведь любовь держит куда лучше клейма – особенно учитывая, что я и с клеймом могла сбежать, если бы сильно захотела…

– Я видела его внутреннюю сущность! – вскричала я, разбивая затопляющую мое сердце смертельную тоску. Вскакивая и сжимая кулаки. – Он не лгал мне! Я видела его змея!

– Ты видела то, что он хотел тебе показать! – Ольга тоже вскочила со своего подоконника, стоя напротив меня – тяжело дыша, с раздувающимися, как у животного ноздрями.