Тёмное сердце ректора Гордеева | Cтраница 53

Арт? Что за Арт? Ах да! Артем – один из охранников! Так его называли между собой другие.

Ни с охраной, ни с Демьяном мне сейчас не хотелось встречаться от слова совсем. Но что же делать? Куда мне тут спрятаться? Я вскочила, заметалась по подворотне, чуть было не нырнула в какую-то грязную подсобку… но вдруг остановилась. Выпрямилась и развернулась лицом к приближающейся погоне.

Что я за Видящая такая – по подворотням хорониться, пыль собирать?

Разве так я собиралась прятаться от Демьяна, если решу сбежать от него? Вот он случай, когда надо призвать способности – так вперед. Призови.

– Урдум контарео… – произнесла еле слышным шепотом заклинание, которое запомнила на удивление хорошо. Надо же! Я еще что-то умудрилась что-то выучить между любованиями моим ректором и сексом с ним же…

Урдум контарео…

Однако, заклинание было еще не все. Крепко закрыв глаза, я представила себе ту, чей облик хотела примерить сейчас на себя – Эльку. Ровно такую, какой запомнила ее полчаса назад – в коротенькой серой куртке, обтягивающих джинсах, в кудрявых волосах, растрепанных ветерком, небрежно торчит заколка-гребешок. Напряглась, сжала кулаки и взметнула образ вокруг себя, прилепив его плотно к телу еще одним аклинанием.

Так вроде меня учили…

– Ну что? Там она? – раздался голос все еще издалека.

– Нет, тут подруга ее. Эй, ты чего напугалась? – второй голос, Арта, раздался совсем близко. – Где Лена? Она же вроде сюда побежала.

Не веря в то, что у меня получилось, я слегка приоткрыла глаза.

– Эээ… – протянула неопределенно и чуть не подпрыгнула, услышав Элькин голос, выходящий из моего рта. – Я…

– О господи… – Арт нетерпеливо закатил глаза. – У меня нет на это времени… Надо найти твою подругу, понимаешь? Если она выбежит за круг влияния босса, ей может грозить опасность.

Во рту было совсем сухо – то ли от шока, то ли страха. А может, я просто вся иссохлась из-за пролитых слез.

– Я… я не знаю… Я не видела ее… еще со стадиона, – промямлила Элькиным осипшим голосом. – Сама ищу…

– А… черт с тобой… – Арт махнул на меня рукой, развернулся и стремительно побежал к выходу из подворотни.

Но не успела я выдохнуть (или нервно рассмеяться), как он остановился, отступил на шаг назад, в бок, и замер по стойке смирно.

Запах, запах, замаскируй запах! – заметалась в голове паническая мысль. Так же легко, как и переменой внешности, вспомнилось заклинание – блокировка запаха тела. Своего рода смесь между мороком и маревом.

И очень вовремя. Потому что буквально через секунду в переулок вошел Демьян. Остановился напротив Арта, принюхался, слегка поводя в сторону головой. И совершенно без всякого внимания мазнул по мне незаинтересованным взглядом.

– Нет ее?

– Нет, Демьян Олегович… – охранник сконфуженно развел руками. – Подруга вот только… Говорит, не видала ее с самого стадиона.

– Ищите, – не глядя на него, бросил Демьян – с таким выражением лица, что было понятно – в отличие от высокопоставленного Грега, этот парень простым увольнением не отделается в случае неудачи.

– Слушаюсь, – рявкнули оба – и Арт, и тот парень, что ждал его в подворотне. Оба сорвались с места, и через секунду в переулке никого, кроме нас, с Демьяном, не было.

Это было невероятно странное чувство – смотреть на него глазами Эльки. Я и он рядом – но он все еще мне чужой. Такой же, каким был полторы недели назад. Такой же чужой, как и для всех в этом университете. Будто меня вдруг отбросило назад во времени, где я не имела права наброситься на него с поцелуями, а лишь могла пугливо поднять глаза, вздрогнуть от колючего, заранее обвиняющего взгляда и поспешить прочь, судорожно вцепившись в ремни сумки.

Собственно, так и следовало поступить, будь я Элькой.

Стараясь не делать лишних движений, я шагнула назад. И еще раз, оглядываясь на второй выход из подворотни.

Сердце предупреждающе и тоскливо заныло – не уходи, не уходи, он же ищет тебя…

Ищет, чтобы наказать! – жестко ответил мой разум. Или пристыдить. Или как-нибудь по-другому… расследовать мой моральный облик. А я не заслужила всех этих расследований. И не заслужила его недоверия.

Не верит, путь ищет себе другую Видящую. Или женщину. Или… кого угодно, но другую. Чистую непорочную и не давшую ни одного повода сомневаться в себе.

Равнодушно скользнув по мне взглядом, Демьян прислонился к кирпичной стене, откинул на нее голову и закрыл глаза. Потому сунул руку в карман и вытащил оттуда знакомую уже мне плоскую бутылку с коньяком.

Вот теперь точно самое время уйти! – подогнала я саму себя и бочком-бочком двинулась прочь, в направлении проходного двора здания. Одновременно надеясь, что он не заметит меня и люто желая, чтоб заметил. Умоляя, чтоб остановил. Запретил уходить.

Ведь это же не будет считаться, что я сдалась, если он насильно заставит меня остаться рядом с ним, правда?

– Увидишь Елену… скажи, чтоб возвращалась. Я прощаю ее.

Я замерла, не оборачиваясь. Надеясь, что меня не слышат, шумно сглотнула слюну.

– Прощаете?

Ректор подошел ближе – я почувствовала это еще до того, как услышала его шаги.

– Ты ведь… знаешь, что между нами, не так ли? – утверждающе спросил.

Как близко… боже, как он близко…

Как близко… боже, как он близко…

Вся дрожа, я кивнула.

– Да, Ленка… рассказала мне… что у вас… у вас роман.

– И больше ничего? – голос его стал жестче, опаснее.

Если бы я была Элькой, я бы дико испугалась. Но постаралась бы не подать виду – я ведь не должна знать, кто он, и, стало быть, умирать от страха мне нет резона.

– Н-ничего… – лишь на мгновение запнувшись, ответила.

– Хорошо, – за плечо меня взяла крепкая рука и медленно развернула. – Тогда передай ей, чтоб не дурила и возвращалась как можно скорее. Я хочу… сделать ей предложение. И мне плевать на ее прошлое.

Глава 36
Глава 36

У меня в жизни больше не было раздрая в душе и в голове.

Догадался или нет? Если нет, зачем говорит столь личные, даже интимные вещи какой-то моей подруге?

И почему решил, что Элька обязательно меня найдет, когда сам не смог?

Если догадался, что это я, зачем он мне это говорит?! Ведь явно же не с прямой целью. Через неделю знакомства – и предложение? Демьян? Серьезно?

мне

И это его – «прощаю». То есть получается – не верит, но прощает?

Спасибо большое, господин ректор за столь великое одолжение. Трудно же оно вам далось – позвать замуж вчерашнюю шлюху.

В любом из этих случаев совершенно непонятно было как реагировать, и поэтому я просто молчала.