Тёмное сердце ректора Гордеева | Cтраница 44

Непредсказуемо. Неправильно. Наоборот!

Яд должен был убить меня, но вместо этого сделал меня слепой. Ольгина мазь должна была дать мне возможность читать руками, но вместо этого… вместо этого сделала меня… чертовым рентгеном?!

– Мне нужно кое-что проверить… – сорвавшись с места, я слегка толкнула Демьяна, обежала машину и положила обе руки на багажник.

Прислушалась к себе, сосредоточилась, пытаясь мысленно проникнуть под железную крышку, увидеть нашего скукоженого, обмочившегося пленника.

Ничего. Твою ж мать, неужели я ошиблась?

– Что ты делаешь? – Демьян подошел, жестом показывая лакею стоять, где стоял.

– Хочу проверить одну теорию…

В ресторане я была слепой, а значит… значит физическое зрение должно быть отключено. Я закрыла глаза и снова сосредоточилась.

И снова ничего! Да, я почувствовала эмоции людей вокруг – волнение майров, легкое раздражение Демьяна… цепкое, напряженное внимание его зверя внутри…

Но не было ничего общего с тем, что произошло в ресторане – я ничего не увидела. Никаким зрением.

– Может, скажешь уже, что ты хочешь проверить?

– Там в ресторане – я дотронулась руками до стены, прежде, чем увидела, что за ней…

– Увидела?

– Внутренним оком. Или чем бы оно ни было…

Он хмыкнул неопределенно, подойдя ближе. Майр же, наоборот, тактично отошел на пару шагов назад.

– И каким образом касание руками должно иметь к этому отношение? Ты ведь и меня трогала этими ладонями. За секунду до стены. Не думаю, что ты бы смогла дойти до оргазма, – он понизил голос, – если бы вдруг увидела мои… внутренности…

Меня слегка передернуло.

– Возможно, эта штука действует только когда касаешься неодушевленных предметов? И, вообще, при определенном сочетании нескольких факторов… таких как…

– «Эта штука»? Какая еще «штука»?

Я замерла, потом медленно повернулась к нему.

– Ну… это умение… способность.

Сердце неистово колотилось – еще не хватало мне сейчас разборок из-за того, что не рассказала ему про Ольгу. А потом с этой змеюкой – из-за того, что в итоге рассказала.

– Ты что-то скрываешь от меня, – безапелляционно заявил он, шагнул совсем близко, так что мне пришлось чуть ли не сесть на багажник с нашим пленником. – Я чувствую это. Чувствую твои эмоции. Феромоны страха и лжи…

Мой взгляд пугливо заметался, избегая его, ладони снова легли на багажник.

– Что я могу от тебя скрыть? Ты же видишь людей насквозь. Особенно, когда это касается меня.

На мгновение Демьян выглядел ошарашенным – будто какая-то мысль поразила его до глубины души. Потом покачал головой.

– Нет… тебя не вижу. Уже… не вижу. Только чувствую смутные эманации лжи.

Ого! Неужели я уже так сильна, что смогу скрыть от него то, что ему знать совершенно необязательно? Это придало мне смелости и какого-то задорного, шального азарта. Желания попрактиковать свои способности. Почувствовать, принять себя сильной – в первый раз за время моего общения с этим миром, где все, абсолютно ВСЕ были в разы опаснее меня.

принять

– А давай поиграем… – предложила, заранее надеясь, что он не сострит какую-нибудь банальщину навроде «не играй с огнем, девочка».

Но он лишь изогнул бровь.

– Поиграем?

– Угу. Я попробую закрываться от тебя, а ты… попробуешь заставить меня говорить с помощью ментальной магии. Или чего хочешь… Но напрочь отстанешь, если у тебя не получится в течение примерно… пяти минут. Что скажешь?

Он ухмыльнулся.

– Не вопрос. Готовься выворачивать душу наизнанку, моя наивная девочка.

Глава 30
Глава 30

О, я знала, что возьму его на слабо! Точнее, не знала, но очень сильно подозревала. Гордость не позволит ему отказаться от подобного вызова.

Вопрос только смогу ли я выстоять под его натиском. Как швырнет в меня сейчас образом моей строгой мамы, требующей дневник, а заодно рассказать, что там у меня с ладонями… Или того хуже отца с ремнем. Ведь расскажу, как пить дать расскажу…

Но он решил пойти другим путем – проверенным.

Под платье мне скользнули прохладные руки.

– У меня есть два варианта… – бархатный голос полился мне в ухо, губы нашли мочку уха. – Первый – я возбуждаю тебя до такой степени, что ты теряешь голову… а когда расслабишься… вклиниваюсь в твое сознание. И если мне не понравиться то, что я увижу – оттрахаю тебя прямо здесь на капоте… В качестве наказания.

Охнув от его зубов на моей шее, я замотала головой.

– Вот теперь точно не пущу тебя к себе в голову! И даже не подумаю расслабляться! Кстати… надеюсь, мы под иллюзией?

– Разумеется.

Я выдохнула и на самом деле немного расслабилась.

– И какой твой второй способ?

– Шантаж.

– Шантаж… – слабо повторила, подставляя шею под поцелуи.

– Именно… – поцелуи спускались все ниже, руки, наоборот, всё выше, и я попробовала защититься – визуализировала своей секрет в виде забетонированной комнаты без окон и дверей, куда никому было не попасть, даже если рядом нет охраны. А ее не будет очень скоро, этой «охраны» – как только хитрый змей, задирающий мою юбку все выше, доберется до груди.

– Какой еще шантаж…

– Пока неважно… Все и без него идет неплохо…

Его губы схватили мой сосок через тонкую ткань платья, но к этому моменту я уже была готова. Я знала, что он сопряжет этот момент с натиском, с вторжением в мое сознание, и одним мощным усилием воли блокировала его, полностью абстрагируясь от физических ощущений.

Возбуждение – это всего лишь плоть, пришло вдруг понимание. Мое сознание выше плоти. Я справлюсь.

Зарычав, чувствуя, что не может меня одолеть, Демьян схватил меня губами плотнее, почти до боли сжимая сосок, не понимая, что боль в данный момент – мой друг. Что боль заставляет меня напрячься, а не расслабиться, как он хотел.

Сосредоточившись, я усилила ответный натиск, уже не отбивая его, а нападая, закрывая глаза и пуская в ход то самое, внутреннее зрение. Он ведь не думает сейчас о том, чтобы защищаться – самый момент заглянуть в темную-претемную душу…

Под ладонями вдруг потеплело, закололо легонько, словно по багажнику пустили слабый разряд тока… И произошло то, что я уже видела в ресторане – поверхность под моими руками стала прозрачной, и перед моими закрытыми глазами, как наяву возникла отчетливая картина – съежившийся и трясущийся мужчина в темноте, поджимающий ноги и что-то тихо бормочущий себе под нос.

– Демьян, я увидела! Это снова случилось! – закричала, отталкивая вконец разошедшегося ректора. Пока я отвлекалась, он вероятно решил совместить приятное с полезным и уже закидывал мои ноги себе на бедра.