Тёмное сердце ректора Гордеева | Cтраница 40

Хотя нет – не упала, а скорее растворилась, став эфемерной и полупрозрачной субстанцией, за которой отлично была видна соседняя комната – какое-то подсобное помещение с полками, забитыми съестными припасами.

А в ней, в этой комнате…  все тем же бестелесным зрением я увидела страшное – высокого, немного сутулого человека в темной маске на всё лицо. Не видя меня и не подозревая, что за ним наблюдают, этот человек держал в руках маленькую темную бутылочку, похожую на те, в которых продают йод. И обильно поливал из нее тарелку с какой-то едой, которую держал для него другой мужчина – судя, по одежде, официант.

Глава 28
Глава 28

Паника захлестнула меня сразу же, мгновенно и с головой. И даже не столько от того, что некто в маске снова пытается отравить меня (нас?), сколько от понимания, что сейчас официант с отравленным салатом появится здесь. Там, где все пропахло сексом и где наши тела все еще соединены в одно целое в самых интимных местах.

А вдруг Демьян настолько расслабился, что официант увидит нас, вот таких? Увидит мою голую задницу в задранном платье? И то, что виднеется у меня между ног?!

– Идут… сюда идут! – запаниковала я, вырываясь из рук, все еще сжимающих мои бедра.

– Откуда ты знаешь… черт… – Помогая мне подняться, ректор издал короткий, глухой стон, и я замерла в ужасе. Услышат. Точно услышат.

Но тут уже и Демьян пришел в себя – поднял меня, растрепанную и растерзанную, предательски тяжело дышащую, резко задвинул в угол скамейки и что-то сделал, отчего воздух вокруг загустел, зашумел и накалился магией.

– Ты под мороком, не бойся. Тебя никто не увидит и не услышит...

– Ага… – растерянно выдохнула, пытаясь все же хоть как-то привести себя в порядок. Что было довольно трудно, учитывая, что я вообще не видела, как выгляжу.

– Прошу прощения за такую ужасную задержку, – услышала знакомый голос – уже не обиженный, а елейный, промасленный лживой заботой. – Господин директор приносит вам свои глубочайшие извинения и просит принять замену блюду, которое вам не понравилось. Совершенно бесплатно.

– Как это мило с его стороны, – издевательски заметил Демьян, под ехидством пытаясь скрыть возбуждение. Наверняка, еще и салфеткой со стола прикрылся. – И все же я просил аннотацию, а не замену блюду. Не люблю, когда мне лгут.

– Пожалуйста, – официант зашуршал бумажкой. Салат был приготовлен вчера вечером и сразу же отправлен в холодильник. Без заправки. Вот тут все даты и часы приготовления.

– Вы издеваетесь, милейший? А как же запах протухшего маринада?

– Возможно просто маринад… на любителя. Понюхайте этот салат, уважаемый – он приготовлен только что, а запах ничем не отличается… И вот – новая аннотация, конкретно на эту порцию...

– Да я отсюда чувствую, что и он воняет. Зачем мне его нюхать? Чтоб стошнило?

– Уверяю вас, что вы ошибаетесь. Приблизьтесь, сделайте одолжение – это просто запах морской капусты, из которой приготовлен соус…

Демьян выругался.

– Совсем за дураков клиентов держат…

– Да вы понюхайте, понюхайте…

И в этот самый момент я поняла, какую страшную ошибку я совершила, не сказав о нашей главной проблеме сразу. Не слышат? Меня не слышат?!

Но как же я предупрежу его?! Ведь явно неспроста официант хочет заставить Демьяна понюхать отравленный салат вблизи…

– Демьян, нет! Не нюхай, это яд!

Тишина и следом за ней глухой стук были ответом на мои вопли – меня действительно никто не услышал! А через секунду до меня донесся звук поваленного на скамью крупного мужского тела.

– Петр Семеныч, я все сделал… – зашептал официант, по звуку закрывая штору в кабинет. – Ага… без сознания ваш типчик. Свалился на скамью. Но девки-то нигде нет! Наверняка в туалет пошла… Хотя нет, она ж слепая… Куда она без него? Пойду, поищу в любом случае. Нет, вам не стоит здесь появляться – зачем следить… Да, да, я сам. Поищу ее. Она не могла уйти далеко.

По мере того, как мужчина продолжал разговаривать, голос его затихал, а шаги удалялись. У меня же в голове крутилась только одна мысль – «без сознания!» Значит, не умер! Значит, просто выключить хотели! Усыпить! А значит… значит, можно разбудить!

– Демьян! – заорала я что было мочи. – ДЕМЬЯН!!

Бросилась к нему через скамейку, но так и не смогла дотронуться – тыкалась куда-то в своем уже привычном, сером полумраке, каждый раз словно в мягкую подушку врезаясь. Неужели же колпак, который он надел на меня, непроницаемый еще и для физического контакта?! Делающей меня… недосягаемой?!

А я?! Вдруг я еще и в руки взять ничего не могу?! Потянувшись в сторону стола, я попыталась нащупать его край, но так и не смогла – руки тонули в той же мягкой подушке колпака.

– Вот это называется «перебдел»… – медленно произнесла я вслух.

Никто меня не видит, не слышит и не чувствует. Я всех слышу, никого не вижу и не до чего не могу дотронуться. И если Демьян сейчас умрет или его куда-нибудь бесчувственного унесут… мне крышка. Даже врагам сдаться не смогу. Так и помру от голода и жажды в центре самого дорогого ресторана Москвы, похороненная заживо заботливым любовником.

А вдруг в этом колпаке еще и воздух скоро закончится?! Паника вновь захлестнула меня – не хочу! Не хочу вот так умирать! Не заслужила я такого конца!

Заметалась по скамье, соскочила с нее, тут же почувствовав, что впереди нет прохода – кокон уплотнился и уперся мне в лицо, словно подушка безопасности в машине…

Нет, я так далеко не уйду…

А издалека уже опять слышался голос предательского официанта. И еще один – страшный и до странности низкий. Да еще и металлический, будто измененный электронным дивайсом.

– Сюда, Петр Семеныч… сюда пожалте…

Я нащупала сзади себя скамью, скользнула по ней и забилась обратно в угол, уже заранее всхлипывая от жалости к себе. Вот сейчас с Демьяном сделают что-нибудь ужасное, а я… я останусь здесь совершенно одна, слепая и недосягаемая для всего мира. Словно приведение. С той только разницей, что привидениям не надо кушать, пить, дышать… ну и все остальное.

– Искал девчонку? – спросил металлический голос.

– Искал, Петр Семеныч.

– И?

– Прошу нижайше простить меня… Мы, майры, существа простые – и если на ней сильная иллюзия… мне ее не увидеть.

– С чего бы ему понадобилось надевать на нее сильную иллюзию? Разве что…

Послышался звук будто кто-то сильно втягивал носом воздух.

– Ха-ха… – каркающий смех резанул по ушам. – Да они трахались тут у тебя под носом, Аристарх… Здесь всё пропахло сексом – и мужским, и женским! А иллюзию на нее накинул, потому что… может быть, потому что она всё еще гоооленькая! Да, крошка? Где же ты прячешься от нас, интересно? Ммм?