Тёмное сердце ректора Гордеева | Cтраница 21

Но где же встретиться так, чтобы обстановка позволила рассказать чуток побольше, чем надо знать господину ректору?

Где-то, где много народу и очень шумно. Гораздо шумнее, чем в кафетерии больницы.

Студенческий Бар-подвал «Ступа», рядом с корпусом химиков.

Там шумно, людно, постоянно играет какая-нибудь популярная хрень и ничего не слышно, если не сидишь от собеседника в полуметре.

Там точно можно что угодно рассказать, и никто не просечет.

– Давай в «Ступе», в одиннадцать, – предложила на всякий случай попозже. Иди знай, какие у моего звероящера планы на утро.

– Смотри! Не придешь, я тебя сама найду, – пригрозила Элька.

– Да приду, куда я денусь от тебя… Да и парнем надо похвастаться, он у меня знаешь какой… Ай!

Я отдернула руку от розы, которую в порыве «любви» к своему «парню» крепко сжала за стебель, не подумав, что у розы бывают еще и шипы.

– Что случилось?

– Черт! Да ничего, укололась просто… – держа руку на весу, побежала в ванную. – Эльк, давай закругляться, завтра поговорим.

– Укололась? Чем?! Тебя что там, на иглу уже посадили? Никитина, немедленно гово…

Вздохнув, я нажала отбой и положила телефон на край раковины.

Включила воду, подставила под нее ладонь, осмотрела. Вроде бы ничего страшного – пара царапин, одну из которых неплохо бы залепить пластырем…

Глядя своему отражению в глаза, усмехнулась.

– Интересно, есть ли в вашем арсенале хоть что-нибудь, что… не ранит, господин ректор?

Вздрогнула и шагнула назад – на гладкой поверхности зеркала, одно слово за другим, вдруг проступило.

«С удовольствием приглашаю тебя проверить, моя дорогая Видящая».

Глава 14
Глава 14

На следующий день – к счастью, я все же уснула – меня разбудил не будильник, не даже какое-нибудь очередное едкое сообщение… где-нибудь на потолке.

Меня разбудила… горничная! Настоящая горничная – в черном платье, фартуке и наколке! Пожилая и полная – со странным облегчением отметила я. Но тут же снова прищурилась, с подозрением разглядывая впорхнувших вслед за старшей женщиной двух вполне себе аппетитных тетенек, каждая с ворохом тряпья в руках.

Мгновенно оккупировав всю мою комнату, горничные представились Алевтиной, Софьей и Зоей, и первым делом принялись открывать широкие шторы и поднимать жалюзи, заливая кровать хмурым, косым, утренним свет.

Я тоже слегка нахмурилась – день обещал быть отвратительным и пасмурным.

– Присядьте, мадам, – с легким поклоном обратилась ко мне горничная. – Я поставлю ваши подушки для завтрака.

Ого! Мои брови полезли на лоб. Завтрак в постель, да еще и «мадам»?! Серьезно?!

– Меня вообще-то Лена зовут, – с опаской отозвалась я, но все же привстала, позволяя девушкам поставить за моей спиной подушки, прислонив их к изголовью.

– Просим прощенья, мадам, – поклонились все трое. – Мы так зовем всех гостей господина директора.

– Точнее, гостьей, – пробормотала Софья.

гостьей

– Потому что их слишком много, чтобы помнить всех по именам… – еле слышно, себе под нос хихикнула та, что назвалась Зоей.

– Шиш! – зашипела на нее старшая, зачем-то щелкнув пальцами. – Не смей так с дамами Демьяна Олеговича разговаривать! Сколько бы их ни было, это не твое собачье дело!

– Хорошо-хорошо… – замахала руками наглая горничная. – Тем более, что эта явно не задержится здесь надолго… Снимай марево, Аля, а то гляди вон, пялится уже…

Я действительно пялилась. Мало того, у меня просто челюсть отвисла от изумления. Даже если бы я не была «гостьей господина директора» – как можно так говорить о человеке… в его присутствии?!

Пока я изумлялась и проверяла щипками за руку, не сплю ли, Софья вкатила в комнату в тележку, на которой помещалось закрытой серебряной крышкой блюдо, кувшин с каким-то соком, вазочка с приятно благоухающими цветами и чайный набор.

– Демьян Олегович передал букет, – объяснила горничная – как мне показалось, скрывая на губах легкую усмешку.

На колени мне водрузили поднос на складных ножках, открыли крышку на серебряном блюде… и в нос мне ударил настолько божественный, настолько аппетитный аромат, что на мгновение я даже глаза закрыла от восторга.

– Я говорила, она человечка… – услышала презрительное, не успев прийти в себя. – У них никто блюда соусом из ореха парту не сдабривает.

Что за черт?!

Я резко открыла глаза – опять эта несносная Зоя! Уже открыв рот, чтобы нахамить ей в ответ и вообще разогнать всех этих змеюк подколодных, я вдруг остановилась, сообразив, что происходит нечто не совсем… обычное.

Нечто, к чему лучше прислушаться и понять, нежели рубить с плеча.

– У простых людей много чего не делают, – между тем пожала плечами Алевтина. – Это не дает тебе права использовать марево, чтобы обсуждать гостей Демьян Олегыча за их спиной. Вот пожалуюсь на тебя управляющему, будешь знать. А еще того хуже, Ольге Борисовне… Она тебе язык-то твой болтливый в миг вырвет и замаринует для какого-нибудь зелья…

Зоя испуганно замолчала, и пока я пыталась вспомнить, кто такая «Ольга Борисовна», старшая горничная вновь щелкнула пальцами. Словно легкая паутина слетела с обеих молодых женщин, растворившись в тусклом утреннем свете, и обе тут же повернулись ко мне с заботливо-услужливым выражением лица.

– Кушайте, мадам, кушайте. Остынет… А мы пока ваш новый гардероб развесим в шкафу.

– Новый гардероб… – ошалело повторила я, следя за ловкими, быстрыми движениями горничных и чувствуя, что окончательно запуталась во всем.

Что за гардероб они мне принесли? Что за марево, которое «использовать нельзя»? И кто к чертям, эта «Ольга Борисовна», которую служанки боятся как огня, а мне – «гостье Демьян Олегыча» – хамят прямо в лицо?!

Не зная, как реагировать, я опустила глаза к тарелке и снова отдалась во власть совершенно невероятного аромата. Решила наконец, что ничего не случится, если я поем – может, мозги заработают.

На вкус мой завтрак – яйца Бенедикт под этим самым соусом из ореха… как же его… парту! – почти побивал вчерашнее ризотто. Особенно учитывая, что вчера я была не настолько голодна – во всяком случае, не голодна до еды.  Сегодня же у меня просто за ушами трещало – опомниться не успела, как тарелка была вычищена подчистую!

до еды

Надо будет обязательно достать этот орех и рецепт соуса – смутно думала, борясь с желанием вылизать остатки…

– Думаешь, Ольга Борисовна и эту выживет?

Чуть не подавившись, я осторожно подняла глаза от тарелки – снова Зоя, черт бы ее побрал! И снова вокруг нее «марево» – прозрачная, похожая на паутину субстанция, которая передвигалась вслед за ней, куда бы она ни шла.