Тёмное сердце ректора Гордеева | Cтраница 11

Дева с ледяными волосами грустно наблюдает с трона за бесконечной вереницей рыцарей, ради нее рубящих друг друга и падающих на землю замертво – любовь не для нее, ее сердце проклято и замерзло на веки вечные…

Неужели все это происходило на нашей земле? Не в сказке, не в чьей-то больной фантазии, не во сне? Полчища оборотней – живых и разумных существ, живущих под личиной обычных людей или животных – все они ходят вокруг нас, замаскированные мороком, а мы и в ус не дуем!

Я действительно нужна Гордееву, поняла вдруг, с трудом оторвав взгляд от завораживающих картин древности. Иначе бы он так не распинался перед какой-то людишкой, пусть и «видящей». Не красовался бы своими способностями, рисуя для меня в воздухе сказочные картины и сцены сражений.

Будто угадав, о чем я подумала, ректор заговорил обо мне.

– Ты, Никитина, рождена особенной – не работает на тебя магия. Хоть оборотень укусит, хоть морок наведут или попытаются скрыть свою истинную сущность от тебя – все бесполезно. Ты в самую суть смотришь, и отнюдь не человеческими глазами. А всё потому, что в жилах у тебя – кровь нежити.

Холодные мурашки взорвались, рассыпались и побежали вниз по моему позвоночнику.

– К-кого?

– Призрачных существ потустороннего мира, которые иногда выходят из теней и обретают плоть – никто не знает, зачем и что им в нашем мире нужно... И никто не знает, как с ними бороться, потому что магические средства на этих существ не действуют. Время от времени нежить оставляет потомство, которое поколения спустя всё еще имеет устойчивость к магии. В том числе, к иллюзорной и ментальной – к тем видам, что умею создавать, к примеру, я. И эту устойчивость, Никитина, можно развить. Хорошо развить.

Приехали. От нервозности я громко сглотнула. И это я про него думала, что он чудовище? Он хоть нелюдь, а я вообще – черт знает что. Нежить! Бр-р-р…

– Не волнуйся, – успокоил меня ректор. – Судя по тому, что я всё же могу на тебя влиять, нежить у тебя в родстве в пятом или шестом колене. Так что не думаю, что это должно отразиться на деторождении…

– Что? – встрепенулась я. – На деторождении? Причем тут это?

Ректор тяжело смотрел на меня, и мне показалось, что в глазах его мелькнуло нечто похожее на жалость.

– Потомки нежити часто бесплодны, либо частично бесплодны. Чем сильнее ты как Видящая, тем ближе к тебе твои потусторонние предки, и тем реальнее для тебя эта напасть.

Вот это действительно задница! Я нахмурилась, вспоминая и перечисляя в голове все недавние моменты своего «видения».

Значит так… Увидела змеиную кожу, скрывающуюся под человечьей – и не один раз, а целых три! Глаза видела, как меняются у василиска, и сейчас вижу, хоть и не должна вроде бы.

Сбросила попытку усилить возбуждение в своем теле – и это несмотря на то, что и естественным образом была нехило так возбуждена.

Плохо, однако. Судя по всему, способности у меня достаточно сильные… А значит…

Сердце мое похолодело, словно мне уже поставили страшный диагноз. Неужели я бесплодна? Неужели не только не-жить, но и… недоженщина?!

– Но ведь… но ведь я всегда вас боялась – так же, как и все остальные! – вспомнила вдруг с проблеском надежды. – Даже больше! И сейчас боюсь!

Ректор жестко рассмеялся.

– Конечно, ты меня боишься. Это потому, что иллюзий к моей естественной харизме пришлось добавить лишь самую малость. У меня отвратительный характер, Никитина, и мне не нужны чары, чтобы запугать малограмотных кретинов, претендующих на гордое звание студентов.

В любое другое время я бы вспыхнула, возмутившись настолько необоснованным наездом, но в этот момент мне было не до этого.

– Но ведь… вы смогли напугать меня… позже! Здесь, на этой кровати! А потом сняли страх. И картинки показывали – из прошлого! – воскликнула, все еще пытаясь доказать самой себе, что способности у меня слабые – а значит, невелика и опасность оказаться бесплодной.

Он откинулся на спинку кресла, внимательно оглядывая меня.

– Ты даже не пыталась сопротивляться – возможно, поэтому… Но да, твоя устойчивость не идеальна. Поэтому я говорю – есть довольно большой шанс, что нежить у тебя в пятом или шестом колене, если не раньше. И тем не менее, ты можешь оказаться…

– Напугайте меня снова! – перебила я, охваченная только одной мыслью – доказать самой себе, что это не так, что я нормальная женщина, что я такая как все, а не какая-то там бесплодная… нежить! – Придумайте что-нибудь пострашнее… Или швырните в меня каким-нибудь заклятьем – может сработает! Пожалуйста… Я не хочу…

Слезы вдруг брызнули у меня из глаз – так неожиданно, что я даже не успела подготовиться, притвориться, что чихаю или кашляю… Поняв, что проигрываю, перестала сдерживаться, упала лицом в подушку и разревелась – громко, навзрыд, от души.

Всё свое напряжение, все переживания выплескивала в эту подушку – единственную, готовую принять моё горе…

Нет, похоже, не единственную. На мое трясущееся плечо внезапно легла рука.

– Никитина… Эй…

Я всхлипнула, шмыгнула носом и неохотно повернула к ректору зареванное лицо.

– Послушай… Нет, повернись ко мне, я не могу так разговаривать.

Чувствуя себя совершенно разбитой, я повернулась, ложась на бок и инстинктивно сворачиваясь в позу зародыша.

Вид у меня наверняка был ужасно несчастный, потому что ректор сделал странное движение – словно хотел обнять или как-то по-другому… приласкать. Вовремя опомнившись, просто сжал мое плечо.

– А теперь слушай очень внимательно, девочка. В нашем мире способность видеть сквозь морок стоит очень дорого. И я готов за нее платить. Хорошо платить, потому что мечтаю выйти на нескольких давно скрывающихся от меня ублюдков. Нет, я не спрашиваю твоего согласия – мне оно не нужно. Я просто присваиваю тебя себе по праву первого нашедшего. Отныне и пока мне будет нужно, ты – моя Видящая. Выбора у тебя нет – если откажешься, я просто оставлю тебя одну, пустив о тебе слухи в нужных кругах. Ты – красивая девушка и лакомый кусочек не только в силу твоих способностей. Поверь мне, выстроится очередь. Усвоила?

Я хмуро кивнула – и мне показалось, что этот гад хочет меня пожалеть?

– Вот и отлично, – ректор довольно улыбнулся, вытянул откуда-то мои порванные трусики и с удовольствием щелкнул ими в воздухе. – А чтобы подсластить пилюлю, обещаю, что сделаю всё возможное, чтобы помочь тебе решить твою проблему с деторождением. Если это вообще проблема.

Глава 9
Глава 9

– Зачем нужно что-то решать со свидетелями, если кроме меня, вас никто не видел? Ну, в смысле вашего… второго облика? – немного подуспокоившись, я снова начала волноваться за подругу.

– Затем, чтобы не пошли слухи. Опасна любая выбивающаяся из обыденного интеракция со мной – для тебя в куда большей степени, чем для меня. Многие не церемонятся с Видящими – легко могут похитить тебя и посадить на цепь. В буквальном смысле.