Железный аргумент. Вся правда об анемии. | Cтраница 4

Через три недели у меня зазвонил телефон. Это была Оксана: «Скорее напомни, какие мне нужны анализы! Я сегодня по рассеянности чуть не сорвала контракт! Назначила переговоры с иностранными партнерами на время католического Рождества, чем страшно их обидела», – выпалила в трубку Оксана.

И мы начали обследование.

А пока моей подруге только предстояло выяснить, действительно ли у нее есть дефицит железа, который мог бы объяснить ее состояние, меня ждала встреча с Олей, подругой Нади. Про которую я уже точно знала, что она страдает дефицитом железа и даже анемией, его самой выраженной формой. Мне нужно было понять, в чем причина. Ведь Оля еще ни разу не стала мамой.

Анастасия Арсенёва - Железный аргумент. Вся правда об анемии.
Глава вторая
Анастасия Арсенёва - Железный аргумент. Вся правда об анемии.

Как Оля старалась похудеть, чтобы забеременеть, но вместо этого заработала анемию

Как Оля старалась похудеть, чтобы забеременеть, но вместо этого заработала анемию

Когда я присела за столик напротив этой красивой и ухоженной женщины, официант как раз поставил перед ней большой капучино и ванильный эклер. Было заметно, что она любит и умеет одеваться. Ей удалось подобрать удлиненный кардиган, блузку, брюки, ремень и шарф так, что они подходили друг к другу идеально и очень украшали ее. Это и была Оля, подруга моей подруги Нади, о которой та упомянула несколько недель назад, на нашей встрече для блогеров.

– Последние три месяца у меня совсем нет сил. Это может быть связано с низким гемоглобином? – спросила Оля, закончив положенный при первой личной встрече обмен приветствиями и любезностями. – Анемию обнаружил мой новый репродуктолог. Сказал, что забеременеть с такими анализами даже и думать нечего. Велел искать гематолога. А Надя в тот же день рассказала про бассейн с ферритином и сказала, что нам обязательно нужно познакомиться, – Оля тараторила без перерыва, выкладывая все самое важное, как будто это была ее elevator pitch1. – Я пыталась забеременеть последние два года. Но ничего не вышло. Врачи говорят, что никаких видимых причин бесплодия нет, кроме лишнего веса. Поэтому мой новый репродуктолог рекомендовал снизить вес. Последние три месяца я на правильном питании. Ем много зеленых овощей, бурый рис и куриную грудку, – закончила Оля и задела ложечкой немного взбитых сливок из своего капучино.

1

Я посмотрела на нее с удивлением и перевела взгляд на десерт и кофе.

– То есть я была на диете последние три месяца, – уточнила Оля, проследив за моим взглядом. – Скинула почти десять килограммов. А когда в последних анализах у меня нашли анемию, я бросила диету. Она, похоже, не прибавила мне здоровья. И несмотря на потерю веса, беременность так и не наступила, – Оля грустно вздохнула и надкусила эклер. – Я думаю, это из-за диеты упал гемоглобин. Такое возможно за три месяца? – закончила она монолог и проглотила пирожное.

– Да, это возможно – в том случае, если дефицит железа уже был у тебя до диеты, – ответила я, продолжая разглядывать собеседницу.

Одежда хорошо скрывала оставшиеся десять лишних килограммов ее веса, а цвета подсказывали, что передо мной человек творческий. Поэтому я очень удивилась, узнав, что Оля работает главным бухгалтером в строительной компании.

– Ты когда-нибудь раньше сидела на диете? – продолжила я свою мысль.

– Два раза. Первый в одиннадцатом классе. Я решила, что хочу надеть на выпускной длинное облегающее платье, – улыбнулась Оля. – Но у меня с детства был лишний вес. У мамы, бабушки и младшей сестры тоже, сколько я их помню. Они все время говорили мне про наследственность, но меня это не устраивало. В моде тогда были кефирные, яблочные и огуречные диеты. Их-то по очереди я и пробовала. Эффект был мгновенным, за неделю я теряла два-три килограмма, но стоило прекратить диету, как вес возвращался. Перед выпускным я продержалась на диете два месяца и похудела на десять килограммов. Когда поступила в университет, все они вернулись, и я даже еще прибавила. Наверное, из-за питания – готовить было некогда, поэтому я ела в основном пельмени, магазинные блинчики с начинкой и макароны.

– А второй раз когда была диета?

– Сразу после университета, когда искала работу. Мне хотелось произвести хорошее впечатление на собеседовании и попасть в крупную компанию. Я несколько месяцев ела только половину своей обычной порции еды. Вес уходил медленнее, чем в школе, но это было легче, чем жить на одном кефире. Думаешь, анемия – это накопительный эффект всех моих диет? – удивилась Оля. – Это же было много лет назад!

– Я думаю, анемия – это накопительный эффект всех твоих предыдущих пищевых привычек, – ответила я, и мы обе проводили взглядом официанта с пустым стаканом от кофе и блюдцем от эклера.


По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), 2 миллиарда людей на Земле страдают анемией. Это 30% жителей планеты, большинство из которых женщины и маленькие дети. Основная причина анемии в мире – дефицит железа. Это единственный дефицит из существующих на Земле, который массово распространен и в бедной Африке, и в развитых западных странах.

Почему дефицит железа есть даже там, где нет голода? Эксперты сходятся во мнении, что виновата нездоровая еда. Попробуем разобраться, как именно современное питание приводит нас к дефициту железа.


Почему мы получаем с пищей меньше железа, чем задумала природа

Почему мы получаем с пищей меньше железа, чем задумала природа

По мнению экспертов Института питания РАМН, жители России едят мало мяса, рыбы, овощей и фруктов.

Чем же тогда они питаются? На этот вопрос отвечает Федеральная служба государственной статистики. В разделе «Потребление продуктов питания в 2017 году» на сайте службы приведены следующие цифры (все данные в килограммах на человека в год):

• Хлеб, макароны, мука и крупа – 97 кг

• Картофель – 59 кг

• Овощи – 102 кг

• Фрукты – 73 кг

• Мясо, птица, продукты мясопереработки – 88 кг

• Молоко и молочные продукты – 265 кг в пересчете на молоко

• Яйца – 230 штук в год

• Рыба – 21 кг

• Сахар – 31 кг

• Растительное масло – 10 кг


Я сгруппировала их по ключевым категориям продуктов, а затем посчитала, какую долю в рационе жителей России составляет каждая. Получилось так:



• 35% рациона состоит из молока и молочных продуктов;

• 25% приходится на овощи и фрукты – источники клетчатки;

• 25% – это углеводы, из которых половина представлена белой мукой и сахаром, на долю цельнозерновых круп приходится меньше 10%, на долю бобовых – 1%;