Железный аргумент. Вся правда об анемии. | Cтраница 29

Зачем рассказывать подругам про ферритин, или Как Оля не сломалась после отрицательного теста на беременность

Зачем рассказывать подругам про ферритин, или Как Оля не сломалась после отрицательного теста на беременность

Это было письмо, которого я давно ждала. Оля пропала почти на 2 месяца после нашего последнего разговора и повторного начала лечения анемии. Письмо было очень коротким: «Привет! Потеряла твой номер телефона. Давай встретимся. :)», но к нему прилагался десяток файлов с результатами анализов с разными датами за последние 2 месяца. Один из них назывался «гормоны». Я кликнула на него с надеждой, открылся документ из лаборатории, уровень ХГЧ был низким.

А это означало, что Оля все еще не беременна. Но зачем вообще понадобилось делать все эти тесты? Я нашла ее в списке контактов телефона, и мы договорились о встрече. Оля предложила погулять недалеко от ее дома.

Когда я подходила к подъезду, она уже ждала меня на скамейке. Левая нога до колена была в гипсе. Рядом стояли костыли. Оля выглядела слегка похудевшей и широко улыбалась.

– Что с тобой случилось? – от изумления я не могла определиться, стоит ли сначала поздравить ее с прогрессом в отношении лишнего веса, который, по мнению репродуктолога, мешал ей забеременеть, или посочувствовать сломанной ноге.

– Я сломала ногу, – бодро сообщила Оля, разрешив мои сомнения. – Невнимательно шла по улице и споткнулась о бордюр на краю тротуара. Последние полтора месяца провела на больничном и в больницах. Но перелом оказался не сложным, так что гипс уже скоро снимут. Ты видела мои анализы? Правда здорово?

– Да, гемоглобин отличный и ферритин заметно вырос! Это еще не конец лечения, но на таком этапе очень хорошо. И еще я вижу, что ты похудела! – я с восхищением глядела на Олино новое пальто шоколадного цвета. Оно было в талию и на один размер меньше прежнего. Даже гипс, выглядывавший из-под подола, не портил силуэт. На шею Оля повязала шарф глубокого синего цвета, который подчеркивал ее яркие глаза.

– Я тренируюсь в зале, правда пока только в зале ЛФК, – засмеялась Оля. – Но зато стабильно три раза в неделю и хожу по пять или семь километров пешком каждый день, правда на костылях, – снова захохотала она. – Так и похудела, – глаза Оли засияли еще ярче, а в голосе звучало удовлетворение.

– Новости потрясающие! Все, кроме перелома, конечно. Как тебе это удалось?

– Как ты и говорила, у меня стало больше сил после начала приема лекарств. Я решила попробовать скандинавскую ходьбу, потому что в бассейн и спортзал ходить было стыдно с моим весом. Нашла инструктора прямо у нас в парке рядом с домом. Еще до перелома. Так я и стала заниматься. И с каждой неделей получается все лучше. А сладкого хочется все меньше! И если уж совсем быть честной, то я воспользовалась советом Инны насчет игр, вспомнила, что больше всего на свете в детстве любила наряжать кукол и шить им одежду. И мне кажется, это действительно помогло отвлечься от рутины на работе и грустных мыслей из-за того, что я никак не могу забеременеть. Если будет время, заходи ко мне на чай, покажу тебе свою первую коллекцию одежды для Барби, – Оля выглядела по-детски счастливой, когда говорила об этом.

– А почему ты сдавала анализ на ХГЧ? – осторожно спросила я.

– У меня была задержка, как раз полтора месяца назад. Я решила, что беременна, и срочно побежала сдавать все анализы. Но оказалось, это ложная тревога. Я ужасно расстроилась в тот день. Брела домой с результатами анализов, плакала. Так и не заметила, что тротуар закончился. В результате у меня сломана нога, но это был хороший урок. Я рада, что все так случилось.

Оля замолчала, а я раздумывала о важности игры, которой сама часто пренебрегаю, для наших внутренних детей.

– Почему ты рада перелому? – спросила я, когда мы миновали мост через маленький пруд, в котором плавали остатки уже бурых осенних листьев и утки, даже зимой не покидающие Москву.

– Когда я попала в больницу, мне сделали денситометрию, ну, знаешь, обследование костей на предмет остеопороза. Моему доктору показалось странным, что в таком молодом возрасте у меня случился такой серьезный перелом буквально на ровном месте. Оказалось, что возраст моих костей на пятнадцать лет больше моего паспортного. У меня почти остеопороз! Эндокринолог, к которому меня направили, сказал, что это влияние моих диет и нездорового питания, а также лишнего веса. Избыток жировой ткани как-то связан с дефицитом витамина D в организме, насколько я поняла. А без этого витамина даже тот кальций, который я получала с пищей, не усваивался!

Я кивнула, соглашаясь с мнением доктора Оли.

– Ну ладно, ты узнала благодаря перелому, что кости у тебя гораздо старше, чем хотелось бы, – постаралась пошутить я, – но почему это тебя радует?

– Не это. Меня радует, что я не была беременна в тот момент. Доктор сразу сказал, что потребуется рентген и, возможно, не один. А если все будет плохо срастаться, то операция и наркоз, соответственно. А это ведь не на пользу малышу. Но не только поэтому я рада перелому. Когда узнала свой «костный» возраст, впервые по-настоящему поняла, до чего довела свой организм прежним образом жизни. Теперь я знаю, что не вернусь к нему. Это было как кусок льда, который внезапно кинули тебе за воротник морозным зимним днем. Неожиданно и очень неприятно, но благодаря ему ты начинаешь ценить свою теплую шубу, которая не даст замерзнуть даже при таких обстоятельствах.

Мы гуляли с Олей еще около часа, обсуждая погоду и планы на новогодние каникулы. Я видела, что она устала идти, но Оля не жаловалась и не поворачивала к дому. Она как будто по-настоящему повзрослела, понимая, что есть цель, ради которой готова преодолеть слабости своего тела. Оля больше не хотела просто стать мамой как можно скорее. Она мечтала быть здоровой мамой, чтобы передать это здоровье малышу. И шагала к этой мечте, опираясь пока только на одну ногу и два костыля.


В 1497 году английские моряки впервые отправились в Индию. Еще только огибая мыс Доброй надежды, капитан корабля Васко да Гама потерял 100 членов экипажа из 160. Они умерли от цинги. Через 100 с небольшим лет, в 1601 году, английский капитан Джеймс Ланкастер вел эскадру из 4 кораблей по тому же маршруту. На одном из этих судов он приказал ежедневно выдавать каждому члену экипажа по три чайные ложки лимонного сока в порядке эксперимента. Слухи о том, что лимоны каким-то образом защищают от цинги, уже ходили. Почти половина моряков на трех других кораблях не добралась до мыса Доброй надежды, они погибли от цинги. В то время как ни один моряк с экспериментального судна не умер от нее.

Спустя почти 150 лет, в 1747 году, этот эксперимент повторил судовой врач одного из английских военных кораблей. И снова доказал, что цитрусовые помогают предотвратить цингу в далеких морских путешествиях. Но только еще через 50 лет лимоны стали обязательной частью рациона военных моряков английского флота. После чего цинга исчезла у них навсегда. И еще лишь через 70 лет, в 1865 году, британский торговый флот начал применять рекомендацию о цитрусовых в рационе на всех своих кораблях. Так 264 года и тысячи жизней моряков спустя инновация капитана Ланкастера была признана миром.