Железный аргумент. Вся правда об анемии. | Cтраница 15

Мы пили имбирный чай и вспоминали прошедшее лето. Перемены назревали, я видела это в глазах и движениях подруги. Прежняя Оксана – всегда собранная, всегда следит за временем, всегда использует каждую минуту рационально. Успевает все и даже больше. А сейчас она была другой, сидела расслабив плечи и откинувшись на спинку кресла. В руках у нее не было телефона или блокнота для записей – только чайная ложка.

Она вдохнула аромат чая, сжала в ладонях чашку, сделала глоток и снова принялась болтать ложкой, еще не представляя, какие крутые перемены в жизни ждут ее впереди. Ложка стукала о стекло через равные, неспешные интервалы времени: динь, и динь, и динь, как будто отсчитывая мгновения новой неторопливой жизни.


Глава седьмая

Как дефицит железа влияет на образ жизни. Почему Оля ведет себя как ребенок

Как дефицит железа влияет на образ жизни. Почему Оля ведет себя как ребенок

Наутро после встречи с Оксаной я получила сообщение от Оли. Та писала, что чувствует себя гораздо хуже, волосы выпадают пучками и она уже три дня на больничном, потому что не может встать с кровати утром. Это было странно, потому что Оля уже месяц как должна была пить лекарства от анемии, а это предполагает, что ей должно было стать лучше, а не хуже. Я в тревоге набрала ее номер.

– Спасибо, что ты позвонила. Кажется, я сделала глупость, – послышался смущенный голос Оли.

– Что с тобой случилось? – спросила я.

– Я подписалась на детокс-программу и заодно решила сделать чистку от паразитов. Ну знаешь, когда несколько дней ничего не ешь, а пьешь только травы. Я читала в Instagram, что это обязательно нужно делать перед тем, как пить железо, иначе оно всасываться не будет. В первый день было очень хорошо, столько энергии у меня давно не было. Но к третьему дню голодания я не смогла встать с постели утром, голова кружилась. Пришлось взять больничный.

– Ох, Оля… – протянула я в трубку, закрыв лицо ладонью и радуясь, что она меня сейчас не видит. – Почему ты не стала пить лекарства от анемии, которые мы обсуждали?

– Честно говоря, я испугалась. Прочитала список побочных эффектов, там столько всего! Особенно проблемы с кишечником меня испугали. У меня и так с ним не все в порядке – то запор, то жидкий стул. Я решила, что если пройду детокс-программу, легче перенесу лечение. Теперь его придется отложить, да? – спросила она чуть ли не с надеждой. Тем временем мой внутренний гематолог бился головой о воображаемую стену.

– Сейчас даже думать о таблетках тошно, – продолжала Оля. – Правда, ко мне приехала мама. Она побудет тут, пока я не поправлюсь. Сегодня напекла мне таких вкусных пирожков с яблоками, что я съела, кажется, штук десять! Стало сразу как-то пободрее, уже могу встать с дивана и дойти до окна.

Из моей груди рвался вопль отчаяния, но я сдержалась. Мы договорились, что отложим начало лечения еще на пару недель, чтобы Оля пришла в себя после голодания.

Я положила трубку и стала думать.

Олю пугали побочные эффекты от приема железа, но, кажется, совсем не беспокоил тот эффект, который на ее организм оказывали нездоровые пищевые привычки или стихийные диеты.

Из этих размышлений последовали 2 вопроса. Первый – почему она так себя ведет? Ведь Оля – взрослая женщина, а уже давно не ребенок. У нее очень ответственная работа. Она же главбух, в конце концов! Я уже не говорю, что у нее есть важная жизненная цель – забеременеть. Почему же ей так сложно принять мысль о том, что нужно в корне изменить образ жизни, а не просто метаться от диеты к детоксу и обратно?

И второй, но не менее важный вопрос: как помочь ей изменить образ жизни?

Я позвонила Инне Маханьковой, своей подруге-психотерапевту:

– Привет! Есть минутка поговорить про пациентку? – Я коротко изложила Инне суть проблемы, а потом спросила: – Скажи, почему взрослые женщины так делают? Почему они изводят себя диетами, а потом снова едят нездоровую еду, и так много лет подряд?

– Понимаешь, – начала Инна, – есть взрослые, которые, как бы это объяснить, – она задумалась на минутку, – которые не выросли. Они живут во власти своих внутренних детей. Посмотри на девочку пяти лет. Она может так хотеть пирожное, что будет требовать его у мамы снова и снова. Но девочка не может стратегически мыслить в отношении таких желаний. Для нее пока не существует перспективы крепкого и здорового тела через пятнадцать лет. Есть только пирожное, которое она хочет съесть прямо сейчас.

– Да, это очень похоже на наш случай, – ответила я, вспомнив выражение лица Оли, с которым та смотрела на витрину с пирожными в нашу первую встречу. Я тогда подумала, что она очень напоминает мою маленькую дочку в подобных обстоятельствах.

– Так вот, взрослая женщина, которая не повзрослела, – продолжала Инна, – может жить в прошлом или грезить о будущем, но не рассматривает перспективы, которые открывает здоровый образ жизни в настоящем. Она может сесть на жесткую диету на короткое время, потому что такая диета дает быстрый результат. А может съесть пирожное прямо сейчас, чтобы получить быстрое удовольствие. Но вот полностью изменить питание на здоровое и есть пирожные в ограниченных здравым смыслом количествах – это ей гораздо сложнее. Потому что быстрого результата, читай быстрого удовольствия, не будет. А долгосрочные перспективы таких перемен ее внутренняя пятилетняя девочка разглядеть неспособна.

И это тоже было похоже на правду. Оля худела перед выпускным, чтобы побыстрее надеть красивое платье, затем перед собеседованием, чтобы произвести впечатление. И всегда вспоминала о тех временах с мечтательной улыбкой – как будто все еще жила мгновениями своего триумфа.

– Что же делать? Как-то можно помочь женщине в такой ситуации? – спросила я, возвращаясь к разговору.

– Смотри, обычно так происходит с людьми, которые очень скучно живут. Их жизнь серая и унылая, и в ней, скорее всего, давно не было никаких новых впечатлений. Их внутренний ребенок скучает, потому что ему буквально не во что играть. От скуки он и ест сладкое. В этом ключ к их пищевой зависимости! Им нужно начать играть в те игры, которые развеселят их внутренних детей. Такая вот психотерапевтическая практика. Тогда внутренний ребенок перестанет требовать сладости.

– И во что нужно играть? – удивилась я такому рецепту доктора.

– А вот тут у каждого будет что-то свое. Начать лучше с воспоминаний из детства. Во что нравилось играть, когда она была маленькой девочкой. Конечно же, это очень общая рекомендация и в идеале ей нужно показаться специалистам – и психотерапевту, и диетологу. И обязательно вылечить анемию. Ты же знаешь, как плохо на пластичность нервной системы влияет недостаток железа, – улыбнулась Инна в трубку, и мы попрощались.

Я отложила телефон во второй раз за это утро и несколько минут повертела в голове идею. Если подумать, все было похоже на правду. Оля выглядела и, вероятно, в душе была творческим человеком. Я заметила это еще при первой встрече, обратив внимание на ее экспрессивную манеру одеваться. Но при этом она работала главным бухгалтером. Менее творческой профессии даже в голову не приходит, хотя я и не исключаю, что это стереотип.