Моя ходячая (не)приятность | Cтраница 9

Еще ночь… Одна ночь впереди и, возможно, этот человек больше никогда не появится в моей жизни. В Риме я все равно буду много гулять, осматривая достопримечательности, а после того, как время пребывания подойдет к концу, отправлюсь домой… В свою родную ракушку, где можно будет закрыться и погрузиться в изучение себя, своих мыслей и своего внутреннего мира.

Наверное, только сейчас, накручивая спагетти на вилку, я впервые думаю о том, что жизнь мне подкинула шанс чуть-чуть побыть легкомысленной, а может и завести ни к чему не обязывающий «курортный» роман… А я бегу от этой возможности, как черт от ладана. И не потому, что мне не хочется выкинуть нечто эдакое, что противоречит моим правилам и принципам. Лишь потому, что понимаю — если я влюблюсь, а это очень вероятно, я не смогу собрать свое сердце потом заново.

17

Уже на выходе из ресторана у Дана звонит телефон. Он смотрит на экран и хмурится, а после, извинившись, принимает звонок и отходит в сторону. Я же замираю в стороне, ожидая его. Дышу полной грудью, блаженно прикрыв глаза.

— Я винил себя в том, что поступил как козел, — раздается голос рядом со мной. — А оказывается, ты меня обманывала все это время… Ничего не хочешь объяснить?

Я чувствую внутри такую усталость, что мне лень даже открывать глаза, чтобы смерить презрительным взглядом своего бывшего.

— А кто ты такой, чтобы я тебе что-то объясняла? — раздраженно отвечаю, так и продолжая стоять.

— Я твой парень, — понижает голос Даня.

Черт, так и хочется стукнуть себя ладошкой по лбу. Парень… Три ха-ха, иначе и не скажешь…

— Бывший, — поправляю его я.

— Ничерта это не меняет, — рявкает он, и я наконец-то поворачиваюсь, чтобы взглянуть на него.

— Родной, иди куда шел, а? — устало отвечаю. — Ты же трус, Настеньке небось сказал, что в туалет приспичило, а сам со мной тут лясы точишь… Нехорошо обманывать любимую девушку… Хотя, о чем это я? Меня ведь обманывал! Клялся в любви, а сам с ней мутил, не так ли?

— Знаешь что… — начинает было Даня.

— Что? — встревает Дан в разговор, и как ни в чем не бывало притягивает меня к себе за талию. — Так что мы должны узнать?

— Пошли вы оба к черту! — рычит Даня и уходит прочь, почему-то в сторону отеля.

— Однако, — задумчиво бормочу я.

— Его ждет бурная ночь, — усмехается Дан. — Бросить девушку в ресторане… Даю пятьдесят евро за то, что она с него скальп снимет, когда поймет, что происходит.

— Повышаю ставку до ста евро, — смеюсь я. — Одним скальпом не обойдется, я Настю знаю.

— Сам виноват, — пожимает плечами Дан. — Ну что, нет желания прогуляться перед сном?

— Разве что недалеко и недолго, — киваю я.

— Тогда идем, — улыбается мужчина, протягивая мне руку.

Вечерний воздух в Риме наполнен свежестью и прохладой. Я иду, глазея во все стороны, и восхищаясь архитектурой этого древнего города. Дергаю Дана за рукав, задаю вопросы, на которые мужчина отвечает задумчиво, словно мыслями далеко не здесь, не со мной. И от этого я сама начинаю чувствовать напряжение, словно между нами внезапно возникла стена, и, о боги, возвела ее не я…

— Что-то случилось? — спрашиваю я Дана. — Ты загруженный из-за звонка?

— Все в порядке, — отвечает мужчина, но по его выражению лица я понимаю, что это не так.

— Если что, можешь выговориться, — киваю я. — Вернемся в отель?

Настроение стремительно портится, да и насыщенный день дает о себе знать. Хочется одного — спать. И не думать ни о чем, ни о ком…

И все же, из ума не выходит тот разговор у ресторана с Даней. Выглядел он так, будто его действительно зацепил факт о том, что у меня появился другой мужчина. И это странно.

Если бы не тот инцидент у дверей загса, я не задумываясь сказала бы, что он любит меня. И это меня вводит в заблуждение. Если любит, зачем поступил так со мной? Если нет, то к чему пустые разговоры?

Или есть что-то, о чем я даже не догадываюсь?

18

Вопреки ожиданиям Дана, концерт по заявкам от Настеньки мы застаем на этаже…

Выйдя из лифта, я едва успеваю повернуть за угол, как рука Дана меня перехватывает и дергает назад. Мужчина буквально впечатывает меня в стену, и зажав мне рот, тихо шепчет:

— Не будем мешать этой парочке, пусть порезвятся.

Мне поначалу кажется это некрасивым и неприличным, а потому я пару раз дергаюсь, но после, услышав шум возни, вопли Насти, которая обвиняла Даню во всех тяжких грехах, я умолкаю. Становится интересно и я напрягаю слух, пытаясь расслышать хоть что-нибудь. Мне это плохо удается — мешает хрюканье Дана, которые едва сдерживается, чтобы не заржать в голос. Округляю глаза, как бы намекая на то, что дышать можно и потише, а после больно кусаю его за палец.

Дан, видимо, не ожидал от меня такой подлянки. Его короткий вскрик прокатывается по коридору, и ругающаяся парочка замолкает. После слышу, как хлопает дверь об косяк, скрывая этих недоумков в номере.

— Ну вот, доволен? — шиплю я на Дана, выкручиваясь наконец-то из его рук. — Я, вообще-то, настроилась посмотреть как эти двое будут пинки друг другу отвешивать.

— Не волнуйся, у тебя для этого целая жизнь впереди, — ухмыляется Дан. — А сейчас идем, время не ждет! Пора запускать второй акт нашего спектакля «Доведи бывшего до виселицы»… Кстати, у тебя в роду хищников не было? Зубы острые, словно бритва!

— Мама вампир, а папа оборотень, — огрызаюсь я. — Будешь плохо себя вести — выпью всю кровь, а после отомщу… посредством лишения твоего тела тупой головы.

— Намек понял, затыкаюсь, — смеется Дан. — Впредь, в ближайшие пару часов, обещаю только стонать, хрипеть и хлопать в ладоши!

— Это еще зачем? — удивленно поднимаю на него глаза.

— Ну должны же мы сымитировать ночь страсти, — поясняет Дан. — Пусть думают, что у тебя завелся ненасытный зверь, который удовлетворяет все твои потребности и воплощает мечты…

— Главное, чтобы не кролик, — сквозь зубы шиплю я. — Чего уставился? Идем! И попробуй только стонать неубедительно!

Дан кивает и идет за мной. Мимо двери бывшего и подруги я крадусь. Ловлю себя на том, что даже затаила дыхание. Оттуда доносится звон бьющегося стекла и крики. Жаль, что слов не разобрать.

— Надеюсь, они бьют то, что в баре, — морщится Дан. — А не чьей-то головой стекло, помогая быстро выйти наружу.

— Выйти в окно? — усмехаюсь я. — А что, я бы на это посмотрела!

— Никогда бы не подумал, что ты настолько кровожадная, — поучительным тоном заводит парень. — Но после того, как ты вцепилась мне в палец… Я, пожалуй, пересмотрю свое первое впечатление!