Моя ходячая (не)приятность | Cтраница 5

Что-то в интонации его голоса меня смущает, но я не придаю этому значения. Отмахиваюсь от этой крохотной мысли на задворках разума и позволяю тащить меня за руку вдоль высоких, даже величественных домов.

9

Желаттерия и впрямь находится совсем рядом. Поворачиваем за угол, немного проходим вперед и останавливаемся у неприметной вывески с выцветшими на жарком солнце буквами.

— Прошу, — улыбается Даня, открывая передо мной дверь. — Сейчас сделаем заказ и пойдем во дворик, там у них летняя веранда. Посмотришь, как выглядят знаменитые итальянские дворы изнутри.

Киваю на автомате, жадно принюхиваясь к запахам в этом заведении. Желудок напоминает о том, что я с самого утра ничего не ела. Дэниэл смотрит на меня внимательно, и я едва успеваю заметить легкую усмешку на губах.

— Нет, давай я тебя все-таки сначала усажу за столик и сам сделаю заказ. Ты не против? — предлагает он. — Доверишься моему вкусу?

— У меня выбора нет, — вздыхаю. — Я все равно ничего не пойму в меню. Так что, остается полагаться на твое человеколюбие и что ты не жаждешь меня отравить.

— Язва, — коротко бросает он, но не зло, а скорее игриво.

Подзывает официантку и о чем-то говорит ей. Девушка кивает, переводит взгляд на меня и расплывается в улыбке. Что-то лопочет по-итальянски, а потом поворачивается ко мне и с ужасным акцентом произносит:

— Я вас проводить. Идем за мной.

Я послушно иду за официанткой, думая лишь об одном — как бы поскорее добраться до номера, чтобы принять душ и рухнуть в кровать. И что-то мне сейчас подсказывает, что спать я буду без рефлексов.

Даня присаживается за стол через каких-то пять минут. Тут же, та же официантка, ставит перед нами бутылку красного вина и пару бокалов.

— И это теперь называется «покушать мороженого»? — хмыкаю я, проводя пальцем по запотевшему стеклу.

— Я хотел, чтобы ты расслабилась, — неопределенно пожимает плечами он и переводит тему. — Ты раньше пила итальянское вино?

— Только то, что покупала в магазине, — усмехаюсь я.

Такой странный, и в то же время забавный. Смотрит на меня так открыто, словно душа нараспашку. А я еще не верила, когда мне говорили, что в Италии живут приветливые люди.

— Давно ты здесь? — спрашиваю я, чтобы как-то занять неловкое молчание. — Живешь или по работе? Или может отдыхать прилетел, как и я?

— И первое, и второе, и третье, — пожимает плечами. — Началось все действительно с отдыха, потом открыл тут небольшое предприятие, теперь перебрался на ПМЖ.

— И чем занимается твое предприятие? Что-то делает? — продолжаю я сыпать вопросами, хотя интуитивно понимаю, что и у Дани есть о чем меня спросить.

Он молчит. Наливает вино, и делает небольшой глоток.

— Так значит ты никогда не пила итальянское вино? — снова спрашивает он, и я начинаю злиться. Вроде же ответ дала четкий, зачем еще раз повторять?

Я открываю было рот, чтобы ответить, но меня перебивает официантка, которая принесла заказ.

Смотрю на огромную тарелку с пастой и прямо-таки слышу, как желудок начинает бурчать. Аромат от блюда исходит божественный. Рот сам собой наполняется слюной, пока я продолжаю принюхиваться.

— Кого ждем? — со смешком спрашивает Даня.

Наверное, будь я в другом положении, я отказалась бы от попытки задобрить меня пищей. Но сейчас, оставшись без денег и вещей в чужом городе… Выбирать не приходится. Ведь я понятия не имею, когда мне в следующий раз выпадет такая шикарная трапеза.

Пока я сосредоточенно наматываю пасту на вилку, официантка снова возвращается к нам, неся следующую часть блюд.

— Подумал, что ты голодная, — кивает Даня, с интересом разглядывая меня. — И я ужасно голоден.

В этот момент я ему благодарна. Смотрю, как он решительно принимается за свою порцию пасты и невольно улыбаюсь.

Жаль, что после того, как он поможет мне уладить все проблемы, наши пути разойдутся. Я бы пообщалась с ним. И кто знает, может из нас вышли бы прекрасные приятели на мой неудачный отпуск…

10

Когда наконец с едой покончено, я осоловело моргаю глазами и тянусь рукой к бокалу с водой.

— Может вино? — вновь спрашивает Даня, глядя на меня исподлобья.

— Я не пью, — отвечаю спокойно, насколько позволяет выдержка.

— Жаль, — хмыкает он.

В этот момент мне хочется его треснуть чем-то тяжелым.

— Я хотел с тобой поговорить, — начинает он, заходя издалека. — С администратором я уладил вопрос. Алба поменяла номера, с небольшим возвратом разницы.

С этими словами он кладет передо мной бумажный конверт, мой паспорт, о котором я успела забыть и ключи с небольшим брелком-жетоном, на котором гравировка с номером комнаты.

— Надо же, — усмехаюсь я. — Я думала, что все давно перешли на пластиковые карты.

— Это не рентабельно, — отвечает Дан. — По крайней мере для этого отеля. Если бы ты сняла номер, к примеру, в том, что находится на квартал ближе к Колизею…

— Давай на этом остановимся, — перебиваю его я, внезапно испытывая смущение. — Спасибо за помощь.

Он умолкает и теперь смотрит внимательно, лишь едва приподняв бровь. По глазам вижу, что задумался, но о чем — не скажет, сколько не проси.

— Я сейчас рассчитаюсь и провожу тебя в отель, — наконец изрекает он, выуживая портмоне из кармана.

— Я дойду сама, спасибо! — я открываю конверт, достаю купюру в пятьдесят евро и кладу на стол. — Спасибо за все!

Не дав себе времени передумать, бегу через желаттерию к выходу на улицу и только оказавшись посреди шумной толпы, понимаю, что совсем не помню, с какой стороны мы пришли.

Возвращаться назад не хочется. Как и не хочется лишний раз создавать проблемы новому знакомому. Пусть лучше меня считает чокнутой и неблагодарной свиньей, чем признаюсь в том, что он, совсем случайно, стал триггером для меня, напомнив о моем женихе Дане.

Когда-то, пару лет тому назад, мы выбрались на море, чтобы отдохнуть как следует. Было много вина, танцы под луной и ночные заплывы в холодной воде… И разговор про ключи тоже был. Только тогда я держала в руках небольшой брелочек-макраме, который заканчивался похожим жетончиком.

Вздохнув, принимаю решение ни при каких обстоятельствах больше не вспоминать об этом. Это прошлое, которое не вернешь, а значит, ему нет места в моем настоящем. И чем быстрее я забуду об этом, тем лучше будет для меня.

Решительно шагаю вправо. Обойду квартал и обязательно окажусь рядом с входом в отель, ведь дорогу мы не переходили, а значит, он где-то рядом, нужно просто прогуляться. Заодно и пища утрамбуется в пищеводе, освобождая место под горячую кружечку кофе. А там можно и в душ, а после спать. Сладким-сладким сном, и никак иначе.