Моя ходячая (не)приятность | Cтраница 3

5

— Кэт, — с подозрением кошусь на него, начиная думать о том, что таких совпадений в жизни просто быть не может.

— Кошечка, значит? — он подмигивает и встает. — Давай руку, Кэт. Сейчас пойдем разбираться с твоими проблемами.

— Сама встану, — игнорирую его ладонь и почти тут же жалею об этом, потому что боль снова дает о себе знать.

Дэниэл молча подхватывает меня приобнимая за талию и тяжело вздыхает.

— Идти-то хоть сможешь, горе луковое?

Отчаянно хочется дать ему по голове. С детства ненавижу, когда со мной разговаривают как с маленькой.

— Если на длинные дистанции, то не очень, — признаюсь я. — Я себе, похоже, что-то отбила, когда упала.

— Значит, в списке наших дел появился еще один пункт. Заедем по пути в больницу, пусть посмотрят, что там у тебя, — кивает он, придерживая меня за талию. — А машина рядом. Во-о-он тот черный кабриолет.

— То-то тебе голову и напекло, — бормочу я.

— Что? — переспрашивает он.

— Говорю, что жарко тут у вас, дышать нечем, — спешно поправляюсь.

Все же, как бы меня судьба не шарахала пыльным мешком по голове, надо держать себя в руках. Хотя бы до того момента, пока я не окажусь в своем номере на широкой кроватке.

Только вот незадача… В сумочке ведь остался листок с названием отеля… И название я, увы, не помню. Потому что воробушек. Чирикнула и забыла.

— Куда едем? — спрашивает Дэниэл, помогая мне пристегнуться.

Краснею, не зная, как сказать, что совершенно не помню, куда мне надо. Помню, что отель в двух кварталах от вокзала Термини, а вот как называется — не помню совсем.

— Ты о чем-то не сказала? — он прищуривается. — Если да, то говори сразу, не заставляй тянуть из тебя клещами.

— Нет, что ты, — неловко улыбаюсь. — Мы едем на вокзал. Мне туда очень нужно.

— Хорошо, — кивает Даня. — Южная или северная сторона?

Я еще больше смущаюсь, понимая, что не могу ответить и на этот вопрос.

— Без разницы, — выдыхаю я, надеясь, что на месте разберусь.

Даня хмыкает, но послушно заводит автомобиль.

— Советую смотреть по сторонам в оба. Такой архитектуры ты не встретишь нигде, — довольно произносит мужчина.

И зря… Потому что я, глядя на высоченные дома, между которыми раскинулись живописные маленькие улочки, понимаю, что я начинаю влюбляться в этот город…

6

— И как ты собираешься искать свой отель, если ты даже не знаешь, где он находится? — вдруг спрашивает Даня, на мгновение отвлекаясь от дороги.

— А с чего ты взял, что я ищу отель? — вопросом на вопрос отвечаю я. — Может, я хочу на скорый поезд сесть и укатить в Венецию?

— Не советую. В это время там не очень… романтично, — кривится он как от зубной боли.

Устало прикрываю глаза, предпочитая промолчать. Это всего лишь попутчик. Сейчас довезет меня до Термини, и пойду я своей дорогой. Хотя…

— Знаешь, а ты мог бы мне помочь найти отель, — нехотя признаюсь я. — Ты знаешь язык, сможешь объясниться, а я… А я просто ворона. Клювом прощелкала сначала багаж, потом сумочку, в которой бумажка с сайта — подтверждение бронирования и оплаты. И телефон тоже там, в сумочке.

— Паспорт хоть с собой? — спрашивает он.

— Да, с собой, — кивнула я.

— Давай, — он притормаживает у обочины.

— Зачем? — непонятно чего пугаюсь. А ну как и он окажется козлом, а я лишусь документа и последней надежды на то, что все наладится.

Дэниэл закатывает глаза и откидывается на спинку кресла.

— Вы, в России, из себя таких умных строите, а на деле даже не хотите пошевелить извилиной, — устало говорит он. — В Италии, как и во всей Европе, давно есть такая прекрасная услуга, как справочная служба, куда можно позвонить и по фамилии узнать, в каком отеле должен остановиться человек.

Я уставилась на него, как баран на новые ворота. А ведь он прав. И почему я об этом раньше не подумала?

— Ты паспорт даешь? — тон становится требовательным, и я, нехотя, протягиваю ему книжечку. — Дятлова Катерина… Почему Катерина?

— Маме приспичило, — пожимаю плечами и начинаю злиться. — Ты еще с фамилии посмейся…

— Нормальная у тебя фамилия, — отвечает он, продолжая рассматривать фотографию в паспорте. — Тебя дятлом в школе не дразнили?

— Ну, знаешь ли, — рявкнула я, чувствуя, как щеки наливает румянец. — Сама справлюсь! Спасибо за помощь!

Вырываю из его рук паспорт, и выскакиваю из машины, громко хлопая дверью.

— Не холодильник, — начинает было он, но осекается. — Кэт, ты что, обиделась? Не злись, я же просто так спросил.

— Простота хуже воровства, — чеканю я и уверенно шагаю по тротуару.

А в голове крутится одна мысль — ну же, останови меня, запихни в авто, не обращай внимание на мою вспыльчивость и помоги справиться с проблемой, которая грозит перерасти в разряд крупной неприятности.

Но Дэниэл и на этот раз удивляет меня… Он просто заводит мотор, выжимает газ и… Скрывается с глаз моих на своей машине, бросив меня посреди улицы.

— Блин, — я даже застываю, так и не сделав еще один шаг. — Вот это поворот…

Настроение улетает даже не в ноль, а далеко-далеко в отрицательную систему координат. Хочется топнуть ножкой, сесть прямо посреди тротуара, чтобы все видели, как мне плохо… Да только людей на улице по-прежнему нет — то ли район безлюдный, то ли все в это время на работе… А значит, никто не оценит моих стараний.

Солнце начинает припекать макушку, и я, покрутившись вокруг своей оси, наконец замечаю небольшое деревце, в тени которого можно спрятаться. Еще бы воды где-нибудь достать, потому что в горле пересохло, да и не привыкла я к таким температурам воздуха. У нас, в нашем городе, летом гораздо прохладней.

Но нет, теперь уж точно нет никакой надежды на то, что ситуация разрешиться хоть как-то. Да и вообще, в гробу я видала такой отдых!

И чтобы себя подбодрить хоть как-то, все же топаю ножкой…

7

— Ну и чего застыла? — слышу голос сзади и вздрагиваю от неожиданности. — Опять ворон считаешь? Еще ведь паспорт есть, почему бы и клювом его не прощелкать…

Поворачиваюсь — Даня. Стоит, облокотившись на капот собственной машинки и хитро улыбается. Надо же, я настолько погрузилась в свои мысли, что даже не заметила, как он подъехал.

— А ты круги вокруг квартала нарезаешь, да? — сдуру выпаливаю я, и тут же прикрываю рот ладошкой. — Прости-прости-прости, я больше так не буду!