Моя ходячая (не)приятность | Cтраница 2

Закрыв глаза, я представляю, как приезжаю на привокзальную площадь, и по пути в отель встречаю свою судьбу… И тут же вздрагиваю, понимая, что пока еще не готова. Приключения — только за, а вот что-то большее — не то, во что мне стоит сейчас встревать.

Открываю глаза, когда меня кто-то трясет за плечо. Первые секунды непонимание — где я, кто это, и что я тут делаю… А после подскакиваю, как заведенная. Неужели я уснула?

— Термини? — ошалело оглядываюсь по сторонам.

— Термини, Термини, — кивает водитель головой, словно китайский болванчик.

— Спасибо!

Подхватив сумку, вылетаю наружу, едва не спотыкаясь о собственные ноги. Этого еще не хватало — носом землю вспахать и весь отпуск провести в номере отеля, стесняясь показаться на улице с синим лицом. Двери автобуса закрываются, и он отъезжает, оставляя меня посреди безлюдной улицы.

Глядя на невысокие стены домов, щедро расписанные граффити, я поражаюсь. Нет, я искренне удивляюсь, и не могу поверить, что нахожусь в самом центре Рима. Да в моем городе так не выглядят даже барачные районы, считающиеся одними из самых неблагополучных.

— Вот тебе и город любви, — хмуро констатирую я. — Лучше бы на ставок выехала с друзьями, на шашлыки…

Я не успеваю додумать мысль до конца — замечаю редких прохожих. Группа людей бомжеватого вида, причем преимущественно молодых людей, которые завидев меня, начинают переговариваться между собой, тыкать пальцами, свистеть и улюлюкать. Мне становится не по себе. Внутри все переворачивается, и почему-то начинает ныть задница, словно предчувствуя, что сейчас меня ждет нечто неприятное.

— Бежать? — мрачно спрашиваю у себя, и сама же себе отвечаю: — Беги, Кэт, беги!

Бросаюсь со всех ног вдоль улицы, в сторону поворота, где совсем недавно скрылся автобус. В груди живет уверенность, что там, за тем самым поворотом, меня ждет оживленная улица, подобная тем, которые я рассматривала на картинках в интернете и с помощью сервиса «Google Earth».

Паника прочно селится во мне, пробуждая поистине звериный страх, который гонит меня прочь, подальше из этого района, подальше от этого места…

И когда поворот совсем близко, я чувствую обжигающую боль и грубый рывок назад, который буквально сшибает меня с ног, и я оказываюсь на заплеванном асфальте. Когда поднимаюсь — никого рядом нет, лишь вдалеке сверкают пятки маргиналов, унося с собой мою сумочку… А с ней и веру в себя, веру в то, что все будет хорошо… И веру в то, что я вернусь все же домой из этого чертового Рима!

4

Догонять нет смысла. Тихо радуюсь, что паспорт, после прохождения паспортного контроля, поленилась убирать в сумочку и засунула в карман просторных светлых шортиков. Хотя… не таких уж и светлых после соприкосновения с асфальтом.

Делать нечего — нужно как-то добираться до отеля, а там уже звонить в консульство. Вернее, сначала в полицию, а потом уже в консульство. И неплохо было бы разжиться где-то переводчиком, который согласится поработать бесплатно… Деньги, в отличии от паспорта, я хранила в сумочке. Там же и телефон со скачанными заранее картами и приложением, работающем в offline-режиме.

Слетала, блин, развеяться…

Делаю шаг вперед, и только сейчас чувствую, как неприятно ноет копчик, который, видимо, ушибла, когда плюхнулась на задницу. Следующий шаг дается с еще большим трудом. Теперь ощущаю себя королевой пьяных кузнечиков, напяливших крохотные туфельки на шпильках. Мда… В таком виде я до отеля не доберусь — загребут где-то по пути и доказывай потом, что ты приехала в отпуск, а не на ПМЖ на привокзальную площадь…

Тут же вспоминается смешная статья, которую скидывала мне Настька, когда мы с Даней только выбирали, где провести медовый месяц… Смеялись тогда, что в Европе личности без определенного места жительства получают пособия, которые почти приравниваются к нынешней средней зарплате в нашей стране. А может?..

Прыскаю в кулак, неожиданно для себя развеселившись. Представляю, как сплю на какой-нибудь, с боем добытой картонной коробке, где-нибудь в подворотне Рима. А когда не сплю — шарю в придорожных урнах в поисках какой-нибудь еды…

Копчик ноет сильнее, и я понимаю, что мне нужно немного передохнуть… Опускаюсь на бордюр, вытягивая ноги на проезжую часть — улочка маленькая, и с того момента, как автобус скрылся за поворотом, я не видела ни одной проезжающей машины тут. Зато успела познакомиться с местным приветствием туристов, да и особой любовью к миловидным девушкам.

— Ciao! Stai bene? [1] — раздается рядом приятный мужской голос.

[1] [1] [1] [1]

Поднимаю глаза прищуриваясь, чтобы оценить этого пассажира на ближайший рейс по всем известному адресу и натягиваю милую улыбку на лицо.

— Пошел ты!

И тут происходит то, чего я меньше всего ожидала. Он внезапно начинает хохотать.

— Русская, что ли? — выдавливает мужчина, в перерывах между смехом. — Ну здорово, землячка!

— Здоровее видали, — огрызаюсь, и тут же мысленно отвешиваю себе подзатыльник.

Вот я дура… Это же мой шанс! Он владеет русским и, судя по всему, итальянским. А значит, если сейчас его попросить как следует, то сможет уделить мне время и помочь добраться до отеля. Ну а там, если повезет, то и до консульства.

— Прости, — тут же извиняюсь. — Ты можешь мне помочь?

— Так что случилось-то? Чего сидишь тут, срослась попой с тротуаром? — он присаживается рядом, наплевав на светлые джинсы, которые могут испачкаться.

— Мой багаж улетел, сумку с деньгами украли. В сумке была бумажка с названием отеля, в котором я забронировала номер… В общем, мне нужно к вокзалу Термини, — выпаливаю я на одном дыхании, опасаясь, что сейчас мужчина передумает и решит все же сбежать от странной девчонки из России, которая вместо приветствия выслала его куда подальше.

— И это все? — улыбается он. — Тьфу ты, я думал, что что-то серьезное случилось.

— Такое тоже, но это к Риму отношение не имеет, а потому тебя не касается, — снова срываюсь я. — Прости.

— Не прощу!

— В смысле? — я снова поднимаю на него взгляд, и присматриваюсь внимательнее.

Совершенно не мой типаж. Наглый и самоуверенный тип со смешинками в серых глазах. Щек коснулась легкая щетина — черная, под цвет волос, наверное жесткая и колючая… Если у него есть девушка, то она героиня — терпеть такие пытки.

У моего Даньки, который мог похвастаться мягкой, светло-русой шевелюрой, и то щетина кололась, вызывая раздражение на нежной коже.

— В коромысле, — отвечает брюнет. — Прекращай извиняться через каждую минуту. И давай знакомиться. Меня зовут Дэниэл, а по-русски Даня.

Шах и мат… М-да, кажется, моя жизнь решила мне показать все, на что способна…