Моя ходячая (не)приятность | Cтраница 14

— Расслабься и получай удовольствие, — хмыкает он, делая музыку в машине громче, тем самым давая понять, что на этом наш спор окончен.

Уже пейзажи за окном так не радуют, как в самом начале нашего маленького путешествия. Смотрю уныло, и кажется, что на улице даже погода портится, чувствуя мое упавшее настроение. Вспоминаю о том, как знакомилась «поближе» с мамой Дани. Ее поджатые губы, презрительный взгляд и нелепый пучок из жиденьких седых волос на макушке почему-то… Как же меня раздражал этот пучок…

Чтобы я тогда не делала, чтобы не говорила — она меня не приняла с самого первого дня. Не приняла именно как невесту своего сына. Возлюбленную. Единственную и на всю жизнь…

Горько усмехаюсь. Интересно, она тогда уже знала, что все так выйдет? Или же, подобно Насте, сыграла не последнюю роль в таком вот унижении?

Хотя бы сейчас я попрощалась с розовыми очками и уже понимаю, почему так со мной поступили. Просто потому, что Настю сжирала зависть. Какое-то непонятное соперничество, в котором я не участвовала. Зато она расписала каждую секунду этой тупой игры и неустанно вела счет. Бог ей судья, а я же улыбнусь, расправлю плечи, подниму голову и пойду вперед, оставив ядовитых людей в прошлом.

Интересно, а какая мама у Дана? Как отреагирует на появление меня в жизни своего сына? Может там давно уже найдена достойная партия и она даже не пустит меня на порог? Это было бы неплохо. В этом случае отпала бы необходимость лгать и строить из себя невесту… Села бы спокойно на автобус, едущий до Рима, и также спокойно добралась бы до отеля… Чтобы снова видеть кислые и неприятные рожи когда-то близких людей…

Нет, я отель нельзя. Ни при каких обстоятельствах. Я не вынесу встречи с этими в одиночку, без Дана. При Дэниэле я еще стараюсь держать себя в руках, отвлекаюсь от мыслей, думаю о том, что все не так уж плохо и вот он — тот самый клин, с помощью которого я сумею избавиться от прошлого…

— Расслабься, — говорит тихо Дан, касаясь моего колена, отчего я, буквально, подскакивая на сидении. — Прости, не хотел испугать.

— Держи просто руки при себе, — огрызаюсь я.

Хотя сердце бьется быстро… Так быстро, словно хочет выжать максимально допустимый предел свой, а после остановиться вовсе.

В этом странном, можно сказать дружеском прикосновении столько эмоций… И я не знаю, как справиться с ними, как совладать с хаотичными мыслями, которые «бумкаются» о черепную коробку в моей голове, отскакивают, и продолжают свое хаотичное движение, попутно жаля мой разум.

— Учти, — выдыхаю я, тем самым соглашаясь на эту авантюру, — если мне что-то не нравится, ты без разговоров везешь меня обратно в отель. Лгать я не буду. Я промолчу. Говори, что хочешь, но помни — перегнешь палку, и мы едем в отель. Идет?

Дан довольно кивает.

— Ну слава Богу, — смеется он, — а то я уж думал, что мне придется вечно колесить вокруг квартала.

И только тут до меня доходит, что пока я была погружена в свои мысли, совсем отвлеклась от дороги. И перестала замечать, что эту улицу мы проехали, как минимум, три раза…

— Ты идиот, — устало отвечаю я. — А я дура наивная. Купилась.

— И это говорит только о том, что из нас получилась бы идеальная пара… — задумчиво отвечает Дан, и поймав мой взгляд, спешно поправляется: — Конечно же, если бы ты была в моем вкусе!

Уже в который раз за эти пару дней мне хочется его стукнуть, но я сдерживаю этот порыв…

27

Попетляв немного по переулкам, Дан притормаживает у невысокой ограды. А я сижу, и не могу себя заставить открыть дверь, чтобы выйти из автомобиля. Руки дрожат, коленки трясутся… Если бы я знала, где мне предстоит оказаться, то оделась хотя бы поприличнее. Нашла бы пару минут, чтобы заскочить в магазин и купить себе там что-то… Хотя, самообман — такое дело. Скорее всего, я бы послала к черту Дана, его планы и отправилась бы в пешую прогулку по Риму.

Или же, на уровне подсознания, я хочу здесь быть?..

Дверь открывается, и я даже не успеваю сообразить, что происходит. Невысокий, чуть полноватый мужчина, выдергивает меня из машины и заключает в крепкие объятья. Ощущаю легкие хлопки его ладони на своей спине. Он что-то приветственно выкрикивает на итальянском языке…

— Лицо попроще, не то подумают, что ты паникуешь и хочешь сбежать, теряя тапки, — тихо шепчет Дан мне на ухо.

— Странно, что только подумают! Потому что я действительно паникую, — огрызаюсь я.

Мужчина отстраняется и внимательно смотрит на меня, после чего выдает:

— Русская?

— Ага, — киваю я.

Он смотрит на меня странно — заинтересованно, но в то же время с небольшой опаской.

— Сюрприз, — улыбается Дан во все свои тридцать два. — Мама, папа, знакомьтесь — это Кэт!

Теперь я наконец замечаю женщину средних лет, которая стоит чуть поодаль. Худощавую, даже слишком. Несмотря на жару, она кутается в теплую шаль.

— Доброе утро! — робко улыбаюсь я, кивая головой.

— День, — поправляет она, продолжая меня рассматривать. Вздыхает так тяжело. — Что же, сын, тебе удалось меня удивить.

Разворачивается и идет в дом. Вот просто так… Оставляя в моей душе смешанные чувства.

— Не обращайте внимания, — всплескивает руками отец Дана, чтобы как-то разрядить обстановку. — Сегодня к нам на обед пришла Изи… Дэн, ты же помнишь Изи? — его мимика подвижна, и я невольно проникаюсь доверием к этому человеку. — Нескладную девчонку, ради которой ты в пятнадцать лет полез в чужой сад за виноградом. Тогда мы еще с мамой подумали, что немного позже вы могли бы составить идеальную пару… — он умолкает и переводит испуганный взгляд на меня. — Простите, милая Кэт! Вот же старый дурак, несу чушь. Конечно же, я рад выбору сына!

— Отец, — тихо говорит Дан, и я поворачиваюсь к нему.

Впервые вижу его таким притихшим. Собранным, что ли. И немного злым.

— Все хорошо, мистер… эээ, — запинаюсь я, не зная, как правильно обратиться к этому мужчине. — Сеньор…

— Виктор, — вновь улыбается отец Дана. — Просто Виктор!

— Виктор, — киваю я.

— Ой. Что же это я? — всплескивает он руками. — Дан, тебе не составит труда показать милой Кэт нашу усадьбу? А я пока помогу Мари с обедом!

— Не составит, все хорошо, пап, — улыбается Дан, приобняв меня за плечи.

И хотя парень выглядит расслабленным, я понимаю, как же он сейчас напряжен. Его ладонь, его тело, неестественная улыбка, застывшая маской на лице…

— Расслабься, — шепчу я, поворачиваясь к нему.

Он отводит взгляд, но я беру его лицо в ладони и вынуждаю посмотреть на меня.

— Это всего лишь обед с родителями. Обещаю, что приложу все усилия, чтобы твои родители остались мной довольны… Ну, или хотя бы относились ко мне нейтрально, — четко проговариваю я.