Моя ходячая (не)приятность | Cтраница 11

На смену утренним грустным мыслям приходит веселье. Ну и что, что мы с Даном попрощаемся? Главное, я успела насолить бывшему так, что ему при упоминании меня еще долго икаться будет. Вон как сопит громко, даже заглушает звук механизма старого лифта, что опускает нас на первый этаж.

— Нам сюда, — увлекает меня Дан за талию в сторону неприметной лестницы, ведущей вниз.

— Зачем? — вздрагиваю я, но послушно позволяю себя вести.

— Завтракают там, в полуподвальном помещении, — поясняет мужчина. — Сама все увидишь.

Войдя в помещение, я оглядываюсь по сторонам. Множество столов почти занимают все пространство. За какими-то сидят люди и что-то обсуждают, и только один свободен. На четырех персон.

И я понимаю, что это означает. Если сейчас никто не уйдет, то нам придется делить место с нашими соседями…

Мой стон слышали, наверное, все присутствующие в зале. И кое-кого это изрядно повеселило.

— Не кисни, бобер, — хохотнул Дан. — Лучше займи место, а я пока соберу нам завтрак.

Я не придаю значения его словам, пока до меня вдруг не доходит — он ведь действительно собирает завтрак… И кто бы мог подумать, что в таком отеле практикуют шведский стол? Я-то рассчитывала на нормальные блюда, вроде омлета с беконом или глазуньи с чем-то еще.

Бутербродами же сыт не будешь. Да и пища не из легких, после придется пройти немало километров, чтобы как-то потратить съеденные калории.

21

Не успеваю я подумать, что утро — хуже не бывает, как Настя опускается на соседний стул. Нагло, даже не спрашивая у меня, что я думаю по этому поводу. Смеряю ее взглядом и, скрестив руки на груди, борюсь с желанием встать и уйти отсюда.

— Крутого мужика подцепила, — хмыкает бывшая подруга. — А я всегда говорила Дане, что ты вертихвостка. Что же, он убедился в этом сам.

Никак не реагирую на ее слова, продолжая играть в молчанку. Не знаю, чего добивается девушка, однако уверена, что внутри ее гложет зависть.

— И тебе совсем не стыдно? — вновь начинает она. — Я же вернусь домой и всем нашим расскажу, какой финт ты выкинула!

— Не пойму, чего ты бесишься? — поворачиваюсь к ней. — Ты хотела Даню? Он твой. От меня чего тебе нужно?

— Ты не поймешь, — качает головой она. — Ты никогда не понимала, как я относилась к нашей дружбе. Как я себя чувствовала, когда ты куклы мне отдавала, делилась книжками или разрешала поиграть в компьютер у себя дома. Даже игры покупали тебе те, которые я хотела.

— Ну да, а еще меня учили быть доброй, делиться всем с ближним своим и приходить на выручку тем, кто нуждается в помощи, — фыркаю я.

— Надо же, меня тоже этому учили, — раздается голос Дана, и передо мной опускается поднос с двумя тарелками и двумя чашками горячего кофе.

На лице Насти тут же засияла улыбка. Томно потянувшись, она придвигается чуть ближе к столу, как бы случайно демонстрируя свое декольте. Теперь я начинаю беситься не на шутку. Хочется взять кружку и окатить нахалку с ног до головы кофе. А после хорошенько припечатать накрашенным личиком о бутерброд с маслом.

А почему бы и нет? Какая маска для лица получится: питательная, увлажняющая… Жаль, что огурцов нет, а так бы и мешки под глазами убрали бы.

На стол опускается второй поднос и напротив Насти приземляется Даня. В отличии от своей новой подружки, он хмур и совершенно не в настроении. Ну, по крайней мере, у него не возникает желания флиртовать, лишь зыркает на меня пристально. Зло так зыркает.

Думаю про себя, что лучше компании не придумаешь… Дан, додумавшийся до такой ночной авантюры, Настя — змеюка подколодная и бывший Даня — самый обыкновенный козел. Аппетит пропадает начисто. Попиваю кофе, стараясь смотреть куда-то, лишь бы не на ребят. И вздрагиваю, когда теплая и большая ладонь Дана накрывает мою руку. Вот так просто, но в то же время интимно, словно между нами есть что-то, кроме его внезапного приступа альтруизма.

— Тебе нужно позавтракать, — мягко, но в то же время убедительно говорит он. — Сегодня насыщенный день, и может случиться так, что пообедать будет негде.

— Ночи вам было мало, — встревает в разговор Даня, откладывая в сторону свой бутерброд.

— Ты что-то имеешь против? — спрашиваю я, едва сдерживая злорадство.

Он смотрит на меня, и я примерно понимаю, о чем думает в этот момент. Даже могу догадаться какие чувства испытывает, ведь сама прошла через это пару дней назад. Недоумение, непонимание, обиду, легкую злость… Да какую, к черту, легкую злость… Ярость! Что он предпочел мне другую, да еще и таким вот скотским образом дал мне об этом знать!

И как же коварна жизнь, которая вот так вот поменяла нас местами… И теперь он сидит, мрачно жуя кусок колбасы и не может понять, почему это я не убиваюсь, не истерю, не валяюсь в его ногах, умоляя вернуться! Как я вообще посмела найти себе кого-то, забыв о том, что в моей жизни был такой вот прЫнц.

От этого настроение поднимается. И я послушно принимаюсь за йогурт, который протянул мне Дан.

Единственное, что меня немного напрягает, так это притихшая подруженька. Обычно она молчит, когда замышляет что-то. В остальное время ее словесный фонтан так просто не заткнешь.

22

Еще раз покосившись на Настю, я на какой-то миг задумываюсь, а после, отбросив все сомнения, делаю то, о чем буду после жалеть…

Набрав ложкой йогурт, подношу ее к губам Дана, который, кажется, немного офигел от этого жеста, и мило, почти елейно щебечу:

— Всегда мечтала тебя покормить, милый.

Нужно отдать должное Дану — он моментально включается в игру и как довольный жизнью кот, послушно облизывает ложку и щурится.

— Еще? — склоняю голову набок, стараясь изобразить из себя влюбленную по уши дуру.

— Не стоит, — улыбается Дан. — Тебе нужно хорошенько поесть, потому что на сегодня у нас очень насыщенная программа.

Вспоминаю про полицейский участок и хмурюсь. Страшно идти туда, да и не верится, что они смогут найти что-то.

— Кстати, — нагло перебивает мои мысли Дан. — Из тебя бы вышла очень хорошая мама нашему малышу!

Даня, который злобно наблюдал за нами, продолжая жевать свой бутерброд, внезапно давится. Настя судорожно вдыхает и хватается за кружку с кофе. А я же от удивления открываю рот, и Дан, воспользовавшись этим, сует мне бутерброд.

— Приятного аппетита, — ухмыляется он.

Наших вынужденных соседей буквально сдувает ветром, и я наконец-то могу выдохнуть.

— И что это было? — мрачно спрашиваю я.

— Терпеть не могу йогурты, — пожимает плечами Дан.

— А сразу сказать нельзя было?

— Не хотел портить твой план и мешать метить территорию, — смеется он.